НОВАЯ ТЕОРИЯ ДЕНЕГ как СИСТЕМА ЗАКОНОВ И ПРИНЦИПОВ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

НОВАЯ ТЕОРИЯ ДЕНЕГ как СИСТЕМА ЗАКОНОВ И ПРИНЦИПОВ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

1. СИСТЕМА ЗАКОНОВ и ПРИНЦИПОВ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

1.1. Закон неисключаемости денег.

Суть этого закона в том, что деньги стали неисключаемым фактором деятельности человека с момента их возникновения уже в виде ценных ракушек, скота, мер зерна, и т.п., когда одним из этих предметов люди стали мерять количество других продуктов при обмене. С появлением металлических денег, этот закон стал проявлять себя в необходимости обязательно давать количественное выражение в деньгах стоимости любого товара, услуги, заработной платы, налогов и т.д.. А для государства налоги, собираемые в бюджет есть важнейший фактор его существования и развития. Однако, не всегда наблюдается понимание важности денег как условия жизнедеятельности общества. В частной жизни роль денег людьми либо принижается, когда они бездумно растачиваются на вещи и услуги отнюдь не первой необходимости, либо преувеличивается настолько, что они становятся смыслом жизни. Но особенно проявляется значение денег как неотъемлемого фактора в производственной деятельности, когда их отсутствие не позволяет начать/продолжить производство. Если у капиталиста есть все три фактора: земля, на которой расположено предприятие, рабочая сила и производственные мощности (капитал), но отсутствуют деньги, четвёртый фактор - на закупку материалов, оплату электричества, на зарплату персоналу, то его предприятие банкрот, а это ставит под удар не только капиталиста, но и благополучие семей работников задержкой выплаты зарплаты и увольнением персонала. Что касается нового российского государства, оно относится к деньгами почти также, как этот «эффективный менеджер». К сожалению, за прошедшие 25 лет главным принципом отношения к деньгам у правительственных органов по-прежнему остаётся волюнтаризм, при котором деньги исполняют свою роль фактора скорее стихийно, через высокозатратное решение возникающих вследствие этого проблем. Это павловская реформа, сбербанковский грабёж населения, чековая приватизация и залоговые аукционы раздачи госсобственности за государственные деньги, таргетирование инфляции, и т.п. меры.

Деньги есть активный элемент и составная часть экономической деятельности общества, неисключаемый фактор социальной жизни людей и отношений между ними. Таким образом, если к трём воспроизводственным факторам: земля, труд и капитал прибавляется четвёртый – деньги, то деньги становятся таким же неотъемлемым фактором социальной и общественной жизни. И если денежные власти всё также будут игнорировать значение денег как равноправного фактора экономики и ведущим принципом её регулирования останется монетаризм, то страна и далее будет легко попадать в очередной кризис, затем с трудом выкарабкиваться из него, чтобы следом попасть в другой.

1.2. Закон применимости денег

В смене форм денег с момента их зарождения и до наших дней многие исследователи видят всего лишь исторический процесс их трансформации, в то время как это проявление экономического закона. Первыми деньгами были скот, соль, раковины каури, сушёная треска, меры зерна и т.д.. А когда стала доступной технология получения металлов - меди, серебра и золота, оказалось, что это именно те материалы, которые лучше всего подходят на роль денег - они компактны, долговечны и их удобно делить на части. Но по мере увеличения масштабов производства и расширения торговли неудобство перемещения больших по весу золотых монет вызвало к жизни использование сначала расписок, потом векселей, и в итоге появились бумажные деньги. А с появлением и развитием электроники изначально востребованные качества материального носителя денег (делимость, сохранность и т.п.), ранее находившие адекватное воплощения в свойствах золота и серебра, а затем бумажных денег, обретают ещё лучшее воплощение в электронных носителях. И ныне предпринимаются попытки введения в коммерческий оборот биткоина и других видов криптовалюты, существующих в виртуальном пространстве интернета. Отсюда мы получаем более полную формулировку данного закона: всеобщую применимость в качестве денег могут получить лишь те предметы, в которых воплощается наибольшее удобство для обмениваемости товаров и услуг - служить мерой стоимости, средством обращения и платежа, сохраняя при этом свою стоимость во времени.

Трактовка действия закона применимости позволяет правильно ответить и на ряд других вопросов. Так, если металлические деньги заменили натуральные продукты в качестве денег, то и золото в качестве всеобщего эквивалента утеряло свою роль быть деньгами, а потому использование его в составе резервов (ЗВР) есть анахронизм. Далее. Согласно этого закона, расчёты в иностранной валюте в суверенной стране и мультивалютное обращение в принципе недопустимы, а обмен валют должен производится по паритету покупательной способности (ППС), а не путём купли-продажи валюты на бирже. В противном случае это позволяет биржевым спекулянтам выводить из страны капитал (например, в 2015 году они «намыли» таким образом около $50 млрд [Глазьев. 2015]). Закон применимости требует исключить хождение не только иностранной валюты в стране, но и всех других видов денег. Ни гезеллевские деньги с отрицательным процентом накопления, ни энергорубль, ни местечковые «шаймуратики» и подобные им деньги не могут использоваться. Отсюда принцип: одна страна – одна денежная единица и железный занавес перед любой иностранной валютой.

1.3. Закон приоритета государственного регулирования денежного обращения

В развитии денежно-банковской системы (ДБС) можно выделить три этапа. На первом произошло зарождение монетного обращения и ростовщичества. Старатели или рудокопы добытые слитки продавали купцам и феодалам, которые и производили чеканку монет, т.е. первоначально чеканка монет носила частный характер. Преимуществом металлических денег в отличие от прежней товарной формы была их сберегаемость, а возможность сбережения денег и выдачи ссуд под проценты породила сначала ростовщичество, а затем создала условия уже для образования частно-банковского сектора обращения.

Второй этап характеризуется установлением контроля государства над денежным обращением путём образования казны (казначейства) и при ней монетного двора, т.е. установления монопольного права государства на эмиссию денег, в связи с чем частная чеканка монет повсеместно была запрещена. И в этом проявила себя уже не просто рационализация, а закономерность - установление контроля государства над денежным обращением. Таким образом, именно казна становилась тем фундаментом, на котором стала строиться и укрепляться финансовая система государства.

Третий этап можно охарактеризовать как условно переходный. С одной стороны, частный банковский капитал способствовал развитию производства и торговли, что усиливало приток налогов в казну и поэтому государство поощряло развитие частно-банковского сектора. С другой стороны, утеря контроля над денежным обращением никогда не устраивала денежных баронов, и потому по мере роста капитала банков банкиры стали прилагать всё больше усилий к тому, чтобы и государственные денежные потоки перенаправить в частное русло. Увы, итог противостояния государственного регулирования денежного обращения и частно-банковского в начале ХХ века ознаменовался практически окончательной победой последнего, когда в 1913 году появилась Федеральная резервная система в США, после чего в большинстве стран центробанки постепенно стали частными или «независимыми», как в новой России.

Однако победа оказалась пирровой - доминирующее положение частной банковской системы стало главной причиной кризисов, резких колебаний ставок, курсов валют, надувания финансовых пузырей, опережающего роста деривативов и использования якобы рыночных инструментов, поскольку установление частного или «независимого» контроля над денежным обращением есть нарушение действия этого закона денежного обращения: денежное обращение изначально требует государственного, а именно - казначейского регулирования.

Из данного закона следует, что необходимо вернуться в исходную точку - раздвоения денежного обращения на два потока: частный и государственный, и незамедлительно принять меры по восстановлению главенства государственно-казначейского регулирования денежного обращения. Это достигается тем, что Казначейство преобразовывается в казначейско-банковскую систему, главной особенностью которой является то, что ведение всех расчётно-кассовых операций юридических и физических лиц осуществляется централизованно (исключительно) через приходно-расходные кассы казначейства (ПРК), что позволяет полностью контролировать весь денежный оборот страны. А банки необходимо вернуть к выполнению их исконных функций, которые соответствуют их природе - депозитно-кредитным, а поскольку назначение ссуд различается, то и специализировать их по видам операций на сберегательно-депозитные, коммерческие, инвестиционные, лизинговые и ипотечные.  Таким образом, с одной стороны выстраивается глобальная расчётная система, находящаяся под полным контролем государства, а с другой - частная банковская система, основной задачей которой будет монетизация хозяйствующих субъектов. Все расчёты между юридическими лицами будут осуществляться исключительно в безналичной форме и в электронном виде, а что касается наличных, то все юрлица лишаются права их принимать и даже выдавать наличные на зарплату персоналу. Наличные граждане могут получить на руки только через банкоматы. И то – ограниченно, например, для приобретения продуктов на рынках или оплаты услуг индивидуальных предпринимателей, работающих без использования платёжных терминалов.

Эмиссия денег в этом случае должна быть передана в Казначейство через механизм субсидирования дефицита бюджета на расширенное воспроизводство, поскольку ныне ЦБ отказывается это делать. Расчёты по экспортно-импортным операциям тоже должны проходить через Казначейство, для чего в его состав должны войти банки, специализированные на выполнение операций по международным контрактам - ВЭБ и ВТБ. В этих банках, а не на ММВБ должно происходить установление курсов валют, причём по каждой конкретно совершаемой сделке путём установления дискретных курсов валют, исходя из обеспечения паритетных и равноправных отношений в торговле между Россией и другими странами. При этом хождение и использование инвалюты в стране должно быть полностью запрещено. Это позволит поставить прочный заслон экспансии зарубежных товаропроизводителей и создать необходимые условия для импортозамещения, даже не требующие выхода из ВТО [Скобликов,  2016].

1.4. Закон количества денег в обращении

На первый взгляд, положения этого закона хорошо отвечают запросам практики, поскольку на основании его разработаны методики расчёта и статистического учёта денежных агрегатов М0, М1, М2, М3 и М4. Но если заглянуть за пределы этой области, то мы увидим, что излишняя увлечённость уточнением, обоснованием и поиском новых формул количества денег оставила без внимания то, как накапливаемые во всяких фондах деньги прекращают своё обращение в реальной экономике и вновь вовлекаются в оборот. Это позволяет неолибералам безапелляционно представлять принцип изъятия денег из оборота и их накопление в разнообразных резервных фондах экономически рациональным и почти само собой разумеющимся регуляционным и эффективным механизмом преодоления кризисных явлений. Но это не так.

Начиная с древности и, особенно, в средние века, деньги собирались в казну, скапливались в сундуках знати, купцов, ростовщиков, т.е. в заданный момент времени всегда были денежные средства, изъятые из оборота. Они имели все признаки фондов запасного назначения, ибо когда возникала потребность, они покидали сундуки и вводились в оборот. Приводило ли такое колебание количества денег в обращении к серьёзным кризисам? Нет. Хотя образование некоего избытка денег и товаров тормозило развитие производства и замедляло денежный оборот, этим он не прерывался, потому что одни деньги извлекались из оборота, а другие, сбережённые, вовлекались в него. Поэтому не наблюдалось никаких бумов, депрессий и кризисов. Однако со второй половины XVIII века кризисы стали регулярными и нередко крайне разрушительными. Произошло это потому, что за счёт ссудного процента деньги покидают оборот и скапливаются в банках, а у населения и предпринимателей, наоборот, образуется их острая нехватка вследствие задолженности перед банками. Это понижает спрос, затоваривание рынка ведёт к сокращению производства, капиталист не может платить заработную плату наёмным работникам, а это снова отрицательно влияет на спрос, и, главное, затрудняет возврат кредитов банкам, в результате чего слабые банки терпят банкротство.

Итак, резервирование денег в результате их концентрации в банковской сфере есть главная загадка и одновременно разгадка кризисов, единство и борьба противоположностей вместе с переходом количества в качество, сама диалектика денежного обращения в чистом виде. Но не ведёт ли практика создания международных резервов (ЗВР) к тем же самым последствиям? В представлении руководителей финансовой сферы величина ЗВР является показателем устойчивости финансовой системы государства, и принцип их роста всегда относят к числу самых важных. Правильно ли это? Нет. Если страна получила от экспорта валюту и не направила её на импорт современных машин, оборудования и технологий, а пополнила запасы ЗВР, то будет получен тот же эффект, что и рассмотрен выше – ограничение роста экономики, рост цен. Ведь те работники, что произвели экспортную продукцию, получили за свой труд зарплату в рублях и пойдут с ними не на зарубежный, а на отечественный рынок. Но поскольку их продукция не вернулась в том же объёме импортом, цены на отечественные товары возрастут пропорционально изъятию валюты в резервы.

Что следует из сказанного выше? И стабилизационные фонды, и ЗВР бессмысленно накапливать. Так, в «тучные годы» в Стабилизационный фонд было направлено $156,8 млрд., однако эта «подушка безопасности» совершенно не помогла избежать самого глубокого падения российской экономики (в сравнении с другими странами) в кризис 2008-2009 гг. (–7,8% ВВП). Тем не менее, ЦБ продолжает практику изъятия из экономики России валюты. Например, в третьем квартале 2015 года было приобретено американских трежерис на $21,4 млрд [ЦБ]. А ведь сколько можно было бы построить на них современных заводов и фабрик! А за $509 млрд ЗВР, из которых $138 млрд были бездарно растрачены в играх на ММВБ ради «поддержание» курса рубля, можно было вообще модернизировать всю промышленность и сельское хозяйство! Ещё одним негативным результатом пренебрежения экономическими законами является очень низкий уровень монетизации российской экономики: в РФ он менее 40% ВВП; в ЕС ~ 110% ВВП; в Китае ~ 200% ВВП; в США ~ 300% ВВП.

И смежный вопрос - а какова механика практического использования резервных фондов? Дело в том, что резервные фонды номинированы в иностранной валюте и облигациях, а потому когда возникает необходимость профинансировать собственные социальные расходы, их надо продать на ММВБ. Хорошо, продали и получили необходимую рублёвую массу. Но где соответствующая ей товарная масса, чтобы бюджетники и пенсионеры могли купить на эти деньги? Её нет, поскольку менялись одни деньги на другие … Но если при правильной организации товарооборота его можно частично устранить импортом, то дополнительная рублёвая масса, полученная от реализации средств РФ и ФНБ, будет иметь исключительно инфляционное давление на рынок. Таким образом, расход валюты и облигаций из этих фондов равнозначен эмиссии денег, необеспеченной товарами.

Нужны ли вообще резервы? В принципе - нужны. Например, для ликвидации стихийных бедствий создаются и пополняются государственные резервы материальных ресурсов. Но что касается денег, размер фондов и ЗВР должен определяться в полном соответствии с законом количества денег в обращении, а технически - удовлетворять принципу Рэдди: покрывать сумму по обслуживанию процентов по внешнему долгу и объем трёхмесячного импорта. Система денежного обращения во многом сходна с системой кровоснабжения тем, что лишь движение крови/денег позволяет жить и развиваться организму/экономике. Но сможет ли нормально жить организм, если по пути и вне кровеносной системы создавались бы какие-нибудь запасные депо для резервов крови? Нет, как раз наоборот – многие болезни своим разрушительным влиянием обязаны именно застою крови. А если ещё и выкачивать её из кровеносной системы? Организм начнёт чахнуть или вообще погибнет. Вот почему принципиально нерациональна «откачка» денег во всякие фонды и резервы - это всегда наносит урон экономике.

1.5. Закон концентрации денег

С использованием в обиходе металлических денег в качестве орудия обмена стало возможным накапливать их, концентрируя как в частном владении, так и в государственной казне. С заменой института ростовщичества банковской системой получает гораздо большее развитие и система сбережения, что отмечает русский экономист Л.В.Фёдорович: «если же система банковъ развита, то для частныхъ лицъ не существуетъ уже мотива хранить сбереженія у себя лично, и они переносятся въ банки;» [Фёдорович, 1888, с.106-107]. Суммы вкладов росли, а ориентир на их количество рождает новое качество: кредитную эмиссию, которая позволяет как бы удваивать количество денег в обращении на сумму выданного кредита. Но это не вызывало роста инфляции: «вышеуказанное увеличеніе количества кредитныхъ билетовъ въ обращеніи не вліяли на потребности государственнаго казначейства» [Фёдорович, 1888, с.19-20]. А по мере дальнейшей концентрации денег в банковской сфере в результате борьбы между банками за контроль над денежными потоками самые крупные становятся ещё более крупными, а судьба слабых банков, с их недостаточным капиталом, становиться банкротами. Отсюда принцип: с большими деньгами можно делать большие дела, а с ещё большими – грандиозные. Поэтому из века в век шла борьба за обладание возможно большим количеством денег, поскольку это расширяло возможности их владельцев для самого разнообразного применения. Но концентрация (путём накопления) должна осуществляться не за счёт обнищания масс или секвестра бюджета уменьшением затрат на социальные нужды, принцип чего вывел почти 3 века тому назад Адам Смит: «Общий капитал всех членов нации увеличивается … как и капитал отдельного лица, в результате постоянного накопления и добавления к нему того, что они сберегают из своего дохода». То есть, если работники получают низкую зарплату, вследствие чего не имеют возможности делать накопления, то и общий капитал нации лишается возможности возрастать [Смит, 2007].

Обобщая данные о денежном обращении в России в конце XIX начале XX века, и В.Ю.Катасонов приводит данные о том, как происходила концентрация и централизация банковского капитала. В десятилетний период 1900–1909 гг. банков ликвидировалось больше, чем возникало. При этом доля 13 крупнейших столичных банков в собственных капиталах всех акционерных банков возросла с 49% в 1900 г. до 65,2% в 1914г., а семь крупных банков, не существовавших в 1900 г., обладали в 1914 г. уже бо­лее чем половиной всех капиталов [Катасонов, 2014, с. 246-247]. С начала неолиберальных реформ в России число банковских и финансовых организаций росло, превосходя всякие разумные пределы, поскольку банк мог открыть практически любой желающий, и не было никаких препон для концентрации денег в финансовых пирамидах типа МММ. К концу 90-х процесс нормализовался ужесточением контроля со стороны государственных органов, а также вследствие межбанковской конкуренции. Но всё равно количество банков было огромно: в соответствии с данными ЦБР по состоянию на 01.01.1998 г. число действующих кредитных организаций составляло – 1697, а на 18.04.2017 г. их число уменьшилось до 957, причём у 352 лицензии уже отозваны или аннулированы. Итого действующих осталось 605, из которых 148 имеют уставной каптал менее 150 млн рублей, и они являются первыми кандидатами на закрытие. Так действует закон, жёстко и бескомпромиссно, по принципу: деньги должны концентрироваться в более крупных и надёжных банках. И это очень важно, поскольку никакой технологический прорыв принципиально не случится - нет свободных денег для инвестиций, нет и развития.

Но не иначе как отсутствие знаний о характере действия закона концентрации денег вылилось в то, что был принят Федеральный закон N151-ФЗ [Федеральный закон N151-ФЗ], узаконивающих деятельность микрофинансовых организаций (МФО), а ЦБ установил для них запредельные нормы взимания процентов на уровне свыше 600% годовых. Вот и расплодились в результате этого как поганки в заражённом лесу конторы с названиями «Деньги сразу», «Деньги на прокат», «МигКредит» и т.п., которые выдают небольшие займы под 0,5 - 2% в день тем, у кого возникла острая проблема занять 5-10 тыс. рублей. То, что их деятельность препятствует концентрации денег, это понятно. Непонятно другое – почему она поощряется, поскольку такой вид кредитования имеет полукриминальный характер, о чём говорит статистика самого ЦБ - с 2011 года по апрель 2017 из 8253 было ликвидировано 5845 организаций. Но ГД вместо того, чтобы вообще запретить такой вид деятельности, принимает решение по ограничению деятельности коллекторов, которая сосредоточена на выбивании долгов от обычных граждан.

1.6. Закон глобализации денег

На международной арене закон концентрации денег действует уже как закон глобализации денежного обращения [Скобликов, электронно]. В принципе, глобализация, как общий закон развития экономики, своё начало ведёт с возникновением обмена между различными странами, и постепенно торговля между ними становится инструментом экспансии и завоеваний всё новых рынков сбыта. Но никакая торговля немыслима без денег, а потому следом за развитием внешней торговли банки наиболее успешных стран стали протягивать свои щупальца в национальные финансовые системы более слабых. А исторически, уже конкретно как закон, глобализация денег взяла старт с образования ФРС в 1913 году в США. Хотя зримо это знаменовало самую высокую степень концентрации денег одной страны в частной структуре, оно уже в зародыше содержало принцип подчинения денежного оборота всего мира ТНК. Эта идея затем действительно начала воплощаться в жизнь, и в 1944 на конференции в Бреттон-Вудсе было подписано соглашение о международной системе организации денежных расчётов и принято решение об организации уже чисто международных банковских структур - МБРР и МВФ, а доллар США получил признание мировой валюты. Идея глобализации с её принципом свободы перемещения капиталов, конечно, выглядит привлекательно, но транснациональным компаниям и банкам, которые являются основными её идеологами, нужны ресурсы, которые они получают при этом, а не взращивать себе конкурентов.

Одним из важнейших проявлений глобализации денег является резкое возрастание общего объёма финансовых потоков во всем мире, который уже в 1999 г. приблизился к 150 триллионам долларов [Сидорович, 2001, с.607]. Но, как показывает опыт всех стран с переходной экономикой, достижение рекомендуемого западными кураторами уровня разгосударствления экономики ведёт не к развитию инвестиционного процесса, а чаще всего к его деградации. Как отмечают академики Н.Н.Моисеев и Д.С.Львов, различие положения отдельных стран в общепланетарной системе «порождает явление типа гидравлического насоса, когда за счёт перепада давлений происходит перекачка природной ренты (в том числе и интеллекта) и капиталов в развитые страны, а экологически грязные производства и отходы текут в обратную сторону. Такая ситуация порождает самоусиливающуюся обратную связь, которая разводит народы все дальше и дальше друг от друга по шкале национального благополучия» [Львов, 2001]. Тем не менее, глобализация, и особенно глобализации денег, победно шествует по планете с давних пор, успешно устраняя со своего пути все препятствия. Полный разбор причин займёт слишком много места, но на две главные из них, которые лежат в основе механизма глобализации денег, следует указать.

Первая есть та, что глобальные внешние силы, исходя из объективного характера данного закона, стремятся прежде всего уничтожить всякие препоны для перемещения капиталов, и история России со времён Петра I-ого яркое тому доказательство. Приток иностранного капитала в экономику царской России в виде займов, кредитов и прямых инвестиций в итоге привёл к такой зависимости, что Россия вынуждена была принять участие в I-ой мировой войне [Катасонов, 2014, с.156-157.]. В начале царствования Николая II иностранцы контролировали 20–30 % капитала в России, в 1913 г. – 60-70 %, к сентябрю 1917 г. – 90-95 %. [Мосолов, 1993, с.2]. И везде экспансия идёт сначала в виде участия иностранного капитала в капитале национальных банков, которое тем кажется благом, увеличивающим активы, которое затем оборачивалось уже полным подчинением интересам иностранного капитала.

Вторая причина успеха глобалистов в том, что они прочно привязывают интересы элиты стран сателлитов к собственной экономике. Как говаривал небезызвестный «друг» России Збигнев Бжезинский, «пока в американских банках лежит 500 млрд долларов, принадлежащих российской элите … вы ещё разберитесь, чья это элита – ваша или уже наша. Эта элита никак не связывает свою судьбу с судьбой России. У них деньги уже там, дети уже там ….» [Бжезинский]. Вот и заявляет на весь мир вице-премьер А.Дворкович: мы обязаны «платить высокую цену», чтобы «американская экономика оставалась сильной» [Бюджетный]. И если вслед за этим высказыванием не последовала его отставка, то здесь просматривается несколько иная причина - по-прежнему для финансовой элиты России продолжает оставаться привлекательной романтическая идея глобальной экономики, и владельцы крупного капитала стараются действовать в интересах глобального капитала, полагая, что им позволят влиться в международное сообщество на тех же правах гражданства.

Законы денежного обращения необходимо хорошо знать, чтобы умело их применять на практике. А вот из закона глобализации денег вытекает иной принцип – от неё надо защищаться всеми возможными способами. Прежде всего, надо на долгое время отставить в покое идею ликвидации диспропорций в экономике развивающихся стран путём получения займов от МВФ, потому что условием предоставления таких займов является ликвидация национальных производств. Единственной альтернативой обуздания стихийных сил "общепланетарного рынка" может быть только принцип разумного противостояния: находить собственные финансовые источники развития, не вступать в блоки и торговые и финансовые союзы, которые образуются под эгидой США, Евросоюза и даже Китая, поскольку диктовать условия вхождения будут они - по праву сильного. И при этом понимать, что закон глобализации денег люди не в силах отменить, он будет действовать пока будут существовать деньги. Но и всегда принимать в расчёт, что если и не всякая концентрация денег несёт с собой прогресс и процветание, то глобализация уж точно ведёт к росту бедности и бесправия в слаборазвитых странах. И прежде всего отринуть принцип свободного движения капиталов, который для слаборазвитых стран есть принцип утечки капиталов. Можно быть уверенным, что без паразитической системы международных банков экономика малых и слаборазвитых стран только укрепится.

1.7. Закон стабилизации денежного обращения

От незнания/непонимания законов и волюнтаристских решений в сфере денежной политики в критических случаях экономику спасает действие закона стабилизации обращения, который выражается в том, что какие бы неразумные меры не применялись денежными властями, сколько бы воли не было предоставлено «невидимой руке» рынка, сколь бы не было сильным вмешательство извне, расстройство денежного обращения как бы само собой всегда приходит в норму. Только стали гайдары бездумно/безумно ломать экономику страны, как инфляция отреагировала в 1991 год ростом до 160%, сделав гигантский скачок до 2509% в 1992 году. Но к преддефолтному 1997 году снизилась до приемлемых 11%, зарплату практически везде стали выдавать рублями. Дефолт 1998 года - и вновь инфляция резко возрастает - до 84,5%. Правительство Примакова берёт ситуацию под контроль и она снижается до 20%, в нулевые годы плавно понижается до 9% и несмотря на рост до 13,3% в 2008 году (очередной кризис), снижается до 6,1-6,6% в последующие годы, пока ЦБ не стал её «таргетировать», доведя до 50-70% по некоторым товарам (официально - 12,9%) в 2015 году [Таблица].

Революция 1917 года и гражданская война также характеризовались критичным расстройством денежного обращения - оно было мультивалютным, а инфляция высокой. В ходу были совзнаки, керенки и самые разнообразные (территориальные) деньги, что было вынужденной мерой, поскольку на удалённых территориях элементарно не хватало дензнаков. Начали появляться местные территориальные выпуски, призванные решить проблему нехватки денег в обращении. Свои деньги печатали в Оренбурге, Благовещенске, Архангельске, Иркутске, на Северном Кавказе. В годы НЭПа были апробированы разные денежные системы, включая повторение введения в оборот золотого червонца, но в итоге к началу коллективизации с вакханалией в денежном обращении было покончено, и затем лишь к концу 80-х годов цены стали бесконтрольно расти – так партхозноменклатура вывозом за границу значительных объёмов потребительских товаров кооперативами готовилась к приватизации [Полторанин. 2010г., с.55-57.]. Аналогичные примеры можно привести по другим странам и самый показательный – Великая депрессия 1929-1933 гг. в США, с которой удалось справиться лишь после того, как новому президенту Ф.Рузвельту удалось нормализовать денежное обращение с помощью экстренных мер по оздоровлению экономики, который получил название «Новый курс».

Следует отметить, что принимая закон стабилизации обращения именно как закон, не следует относиться к нему как к «невидимой руке» рынка. Такого «невидимого» регулятора нет ни на современном рынке, ни в денежном обращении. Вопрос в другом: как финансовое руководство страны действует, какой комплекс мер использует для нормализации денежного обращения? Если оно принимает решения на основе его законов, даже не подозревая об их наличии, полагаясь на верную интуицию, то не возникает никаких турбулентных течений и резких колебаний, успешно и беспроблемно развивается и растёт экономика. Был ли министр финансов СССР А.Зверев теоретиком денежного обращения? Нет. Но стабильность денежной системы страны можно считать хрестоматийным примером правильного следования законам. А если пренебрежение законами денежного обращения или опора на рекомендации наших геополитических противников, что одно и то же, становятся принципом государственной политики, то это оборачивается тем, что возникающие проблемы в сфере денежного обращения приобретают хронический и непредсказуемый характер. Более того, даже противоположные на первый взгляд методы регулирования денежного обращения, например, путём количественного смягчения (QE) и снижения процентных ставок до нуля и ниже, или, наоборот, ограничение количества денег в обращении и установление высоких ставок по кредиту, в итоге дают одинаковый результат – обращение нормализуется и инфляция снижается. Вопрос только в том, в каком направлении действуют применяемые методы. QE способствовало сохранению положительной динамики в экономике, а в России «таргетирование» инфляции привело к падению уровня ВВП на 3,7% в 2015 году, который не восстановился к 2016 году, хотя инфляция и снизилась до 5,4%.

1.8. Закон плановости

Суть данного закона состоит в том, что денежные доходы и расходы должны планироваться и контролироваться как на уровне государства, так и в первичных производственных ячейках, вне всякой зависимости от того, государственное это образование или находится в частной собственности. Если этого не происходит, и прежде всего по причине слабости финансовых служб, когда недофинансирование приходится восполнять в «ручном режиме» и, наоборот, возвращать в нужное русло скапливающиеся излишки денежной массы, то экономика, лишаемая нужного количества денег, никогда не получит нужного развития. Точно такой же эффект дают и слабо проработанные финансовые и маркетинговые планы. В соответствии с законами финансовых пирамид поступление и расход денежных средств должны находиться всегда в таком соотношении, чтобы финансовая пирамида предприятия, корпорации и государства в целом (его бюджет) «не заваливалась» [Скобликов, 2009, с. 61-70.].

Казалось бы, применение закона планирования денег не требует особых пояснений и нет никаких препятствий к тому, чтобы им руководствовались в правительстве страны. Но нет, до сих пор неолибералы, занявшие там ключевые посты, страшатся упоминать даже сам термин «планирование». В результате с большинством бюджетополучателей Минфин рассчитывается в последний месяц года, а другим направляется вся сумма или большая часть её, предусмотренная в законе, в первые четыре месяца. Возможно, это какие-то приоритетные области? Ничего подобного – ни на какое развитие, инновации и модернизацию. А у субъектов Федерации сначала максимально изымаются все средства, а затем занимаются их раздачей, но по минимуму. При этом переходящий остаток неиспользуемых средств на счетах федерального бюджета, как отмечает ежегодно М.Делягин, составляют 7-8 трлн рублей, т.е. почти половина бюджета лежит без дела. Зато на финансирование контролирующих инстанций и армии чиновников с гораздо более внушительными, чем у учителей и врачей зарплатами, средства всегда есть, а на содержание сельских школ, участковых больниц и фельдшерско-акушерских пунктов - нет! Таким образом, созданная «лучшим министром финансов» система представляет собой вполне продуманную систему дезорганизации бюджетного процесса.

Рассматривая закон планирования денег, нужно чётко представлять себе, что если учёт можно вести только по-бухгалтерски, то планирование – только экономически. Но достаточно начать знакомиться с законом о бюджете, в котором почти 5 тысяч страниц, как сразу обнаруживается, что это не план, а бухгалтерский документ. Соответственно, какие бы изменения к нему не предлагали коммунисты и справедливоросы при обсуждении в Думе, они никогда не будут приняты, поскольку бухгалтерская форма не позволяет этого сделать.  Если бы бюджет страны был дан в разрезе статей затрат каждого ведомства, очень многое прояснилось бы. Например, с какого потолка берутся расходы на закупку материалов и оборудования для учреждений, заплаты их руководителей, и кто дал им право устанавливать её самим себе (медсестра в больнице получает 8-10 тыс рублей, а главврач – 600-700 тысяч), и т.д.. И стало бы ясно, где заложены резервы для тех же откатов, и почему денег много, а их ни на что не хватает … Отсюда принцип - бюджет, от маленькой фирмы и заканчивая государством, должны составлять экономисты-плановики на основе смет расходов и доходов конкретных планов развития, мероприятий и функционирования бюджетных учреждений, а бухгалтера учитывать, но не планировать – это не их предназначение.

1.9. Закон кредитной эмиссии

Исходным пунктом данного закона является свойство денег иметь большую стоимость, чем та, которая заключается в них самих, поскольку потенциально они уже представляют собой самовозрастающую стоимость. Это отнюдь не означает, что каждый рубль у нас в кармане будет беспрерывно расти только потому, что это деньги. Нет, рост возможен лишь при определённых условиях – если деньги отдаются в долг с условием возврата с процентами, т.е. в ссуду. Но формулировка закона кредитной эмиссии, которую даёт В.Ю.Катасонов как: «сумма денежных обязательств по выданным кредитам в любой момент превышает объем денежной массы в обращении на величину процентов по кредитам» [Катасонов, 2014, с.55], является неточной. В ней не отражена суть этого закона - кредитная эмиссия совершается каждый раз банком, когда он предоставляет ссуду за счёт своего собственного капитала и денег, сданных на депозит в этот банк, а превышение есть уже нарушение этого закона. Кредитная эмиссия берёт своё начало с того момента, когда ростовщики-банкиры обнаружили, что можно давать ссуду не только своими деньгами, но и пускать в оборот долговые расписки заёмщиков. Отсюда вполне было ожидаемо, что со временем банки сообразят выдавать кредит и своими собственными долговыми расписками. И они пошли ещё дальше - унифицировали форму своих долговых расписок, печатая банкноты (banknote – банковая запись)*. Но в те далёкие времена эта возможность всего лишь подготовила почву для массового использования кредитной эмиссии. И только тогда, когда нарождающиеся капиталистические отношения стали требовать больше денег, чем это мог предоставить обычный оборот, кредитная эмиссия вышла на оперативный простор для финансирования расширенного воспроизводства, и действие данного закона обрело полную силу.

Начало экономического подъёма кладёт начало и чрезмерной кредитной экспансии, которую, как правило, сопровождают ухудшение качества кредитных портфелей и завышенная оценка обеспечения ссуд, что в итоге оборачивается фактором, провоцирующим банковский кризис. Такая накачка рынка кредитными деньгами, невзирая на сигналы рынка о его переполнении, приводит к кризисам перепроизводства и прочим негативным последствиям, а система страхования депозитов не снижает, а наоборот, увеличивает вероятность возникновения банковских кризисов. Это связано с тем, что снижая вероятность банковских паник, страхование одновременно стимулирует принятие банками повышенных рисков. Но кредитная эмиссия ведёт не только к тем негативным последствиям, на которых заостряет внимание В.Ю.Катасонов: «Следствиями этого «макроэкономического неравновесия» являются так называемые «кризисы перепроизводства», банкротства, увольнения, конфискация личного имущества, превращение людей в рабов, обнищание подавляющей части общества, все большая концентрация богатства в руках ростовщиков и т.п.» [Катасонов, 2014, с.55].  Благодаря ей идёт развитие экономики, поскольку у растущего производства всегда под рукой банки, готовые предоставить ему в кредит четвёртый фактор – деньги (см. первый закон). При этом «вброс» необеспеченных денег никакой опасности не представляет, поскольку действует кредитный мультипликатор, который позволяет производить дополнительный объём товаров на значительном количестве смежных предприятий за счёт влитых в оборот денег. Именно поэтому кредитная эмиссия была той энергетической компонентой промышленной революции, без чего та не смогла бы совершиться. Отсюда принцип: кредитная эмиссия должна иметь строго целевое, инвестиционное назначение - на развитие производства, и не предназначена для потребления. Именно поэтому предложение академика С.Ю.Глазьева перейти от поиска инвесторов за рубежом к прямым инвестициям значимых для страны проектов за счёт кредитной эмиссии, что по расчётам должно привести к ежегодному росту экономики на 5-7% полностью соответствует данному закону [Глазьев, 2015].

1.10. Закон опережающего роста деривативов

Деривативы появились не сами по себе, а были востребованы развитием рыночных отношений с целью обеспечения исполнения контракта на приобретение в будущем основного товара. Но сразу же обнаружилось их особенность одновременно быть предметом спекуляций, чтобы получать прибыль только за счёт изменения цены актива. Хотя причина появления деривативов была вроде бы логична – страхование сделки с отдалёнными временными параметрами или от изменения цен, но собственно спекуляция далее превратилась в самодовлеющую цель для биржевых дельцов. К чему вела спекуляция, хорошо понимал С.Ф.Шарапов ещё в XIX веке: «та же Европа попала в полном составе в кабалу ещё горшую, допустив развиться международной биржевой спекуляции и возрастив неведомых истории ранее биржевых царей и первосвященников, изображающих в данную эпоху силу неизмеримо более грозную и могущественную, чем любое из европейских правительств …» [Шарапов, 1895, с.4-5.]. Вот так!

В чём суть этого закона и базис, на котором он зиждется? На лёгкости и доступности «заработка». Я сознательно беру в кавычки это слово, поскольку деривативы лишь опосредованно связаны с активами, не нужно что-то производить, строить, осуществлять торговлю и делать какие-то услуги - лишь в небольшом количестве сделок (до 3%) происходит реальная поставка активов, лежащих в основе производных ценных бумаг. А поскольку такой способ обогащения не связан с какими-либо значительными усилиями, то и суммарный объём деривативов стал возрастать более быстрыми темпами, чем объём замещаемых ими активов, что подтверждает статистика биржевых сделок по деривативам. Например, мировой объем рынка деривативов за 11 лет (1986–1997 гг) вырос в 19 раз (с $618,8 млрд до $12,2 трлн в год, а с учётом внебиржевых торговых систем – до $50 трлн), количество опционов, торгуемых на биржах, достигло $1,2 млрд контрактов. В новой России торговля срочными контрактами появилась в 1992г., когда на Московской товарной бирже (МТБ) была открыта фьючерсная секция и началась регулярная торговля валютными опционами. И она развивалась с той же закономерностью: согласно данным ЦБ, если в 2004 году объём валютных контрактов составил $15,6 млрд, то на 1 января 2016 года он увеличился до $83,6 млрд, т.е вырос в 5,3 раза.

Является ли закон опережающего роста деривативов в обращении объективным? Да, капитал всегда устремляется туда, где при меньших затратах усилий можно получить большую прибыль. А где её можно получить? Там, где действует, по словам К.Маркса «… первоначальная и всеобщая формула капитала, сокращённая до бессмысленного резюме … деньги, высиживающие деньги» [Маркс. 1954, с.405]. Капиталистическое государство может, конечно, ограничить алчность биржевых игроков, но если сама власть принадлежит капиталу, то это в принципе невозможно, а потому биржевые обороты росли и будут расти впредь. Этому способствует и кредитная эмиссия, если она направлена не на стимулирование экономического роста, а на вложение денег в биржевые инструменты. Так что данный закон является как бы генно модифицированным продуктом предыдущего закона или побочную ветвь его извращённого развития, позволивший спекуляции деривативами подняться на качественно новый уровень. И настолько опасным для экономики, что известный финансист Уоррен Баффет в 2002 году назвал деривативы «финансовым оружием массового поражения», а финансовые аналитики напрямую увязывают последний мировой финансовый кризис со спекуляциями на рынке. Что неудивительно, поскольку рынок деривативов стал непропорционально огромен – если доступная денежная масса мира составляет $28,6 трлн, то объём деривативов - $630 трлн! А поскольку любой дериватив представляет собой представителя реальных денег, то можно легко представить, что случится, если даже небольшая часть владельцев финансовых инструментов этого рода захотят поменять их на деньги -  начнётся война, сначала информационная, потом наступит черёд гиперинфляции и затем глобального, самого жестокого кризиса, вплоть до горячей фазы, в которой не будет победителей …

1.11. Закон понижения стоимости денег

Н.Сивульский считает, что «общим законом обращения бумажных денег является их обесценение» и относил этот закон исключительно к бумажным деньгам: «под бумажными мы понимаем деньги, законом обращения которых выступает снижение величины их представительной стоимости» [Сивульский. 1987]. Однако развёрнутого обоснования этого закона, как и того, почему он относил его действие только к бумажным деньгам, Н.Сивульский не дал, посчитав, что вот этой ссылки на Маркса: «стоимость бумажных денег зависит от находящегося в обращении их количества» [Маркс, с.104] будет достаточно. Поэтому нам предстоит восполнить этот пробел, показав, как закон понижения стоимости денег действует.

Во-первых, этот закон действовал и в ту пору, когда в ходу были только металлические деньги, что проявлялось в последовательном уменьшении содержания благородных металлов в монетах и их «порче». Во-вторых, и ссылка на Маркса дана не к месту – приток золота из Южной Америки не сделал Испанию богаче, зато золотые монеты стали дешевле. В-третьих, и сейчас, когда мы используем в равной мере бумажные и электронные деньги, их стоимость также понижается. Об этом говорит масса статистических данных, но для понимания этого закона достаточно оценить стоимость рубля в литрах бензина АИ92: в 1985 году один рубль стоил 14,3 литра, а в 2016 году – 1/36 = 0,03 литра, т.е. цена рубля в бензине понизилась в 500 раз. Однако это неточный расчёт, поскольку понижение стоимости рубля надо соотнести со средним ростом доходов тех социальных групп населения, кто живёт от зарплаты до зарплаты и на пенсию, пособия и т.п. аналогичные доходы. Если в середине 80-х средняя зарплата была 200 рублей, как я помню, а сейчас средний доход, получаемый из всех источников 25 тыс. рублей, то доходы выросли в номинальном исчислении в 125 раз. Следовательно, стоимость денег упала не в 500 раз, а в 4 раза (500:125).

Но не является ли этот закон просто законом инфляции? Нет. Инфляция, как мы знаем, бывает 2-х видов: инфляция спроса, когда цены на товары растут вследствие повышения спроса на них (её порождает дефицит товаров); и инфляция издержек, когда производители вынуждены повышать цены и при понижении спроса, поскольку происходит независящий от них рост затрат, прежде всего тарифов на энергию, транспорт, что соответственно вызывает рост цен на все сырьевые товары. И, разумеется, увеличение налогового бремени, в чём налоговые органы всех стран преуспевали во все времена. При простом воспроизводстве спрос, издержки и бюджетные расходы остаются на одном уровне, поэтому товары вступают в обращение с ценой, которая предполагает, что у покупателей имеется нужное для его реализации количество денег. Но где на практике такая стабильность наблюдалась? Везде, во всех странах, как прежде, так и теперь, экономика то растёт, то падает, а потому и стоимость денег не может оставаться постоянной, только вот тенденция в основном понижательная. Почему это происходит? Давайте разберёмся.

Потребности государства имеют характер первоочередного удовлетворения и, как правило, возрастают независимо от воли и желания правителей. Им некуда деться, поскольку в любом государстве и в любой исторический период соответствующие социальные группы выступают с требованием увеличения затрат на социальные нужды, образование и культуру, медицину, оборону, науку  и т.д.. Так как удовлетворяются эти требования в абсолютном выражении (удельный вес тех или иных статей бюджета может понижаться), для этого у государства всего две возможности – либо поднимать экономику на такой уровень, чтобы соответственно росли и доходы бюджета, либо вбросить в оборот дополнительное количество денег путём эмиссии. Увы, почти всегда выбирается второй путь, потому что легче, и это главная причина того, что деньги становятся дешевле, поскольку на общую стоимость произведенной товарной массы приходится уже большая сумма денег на руках у бюджетополучателей.

Но главную лепту в обесценивание денег вносит так называемый «эффективный собственник» - повышением цен на свою продукцию и услуги. И поскольку власть в стране принадлежит капиталу, его представителям под силу «пробить» любой закон, делающий легитимным такое повышение. Например, ежегодно растут, согласно принятым Думой законом, тарифы на энергоносители и ЖКХ, якобы для того, чтобы обеспечивать реновацию изношенной инфраструктуры. Но энергомонополисты не спешат ремонтировать сети, поскольку та же подконтрольная им Дума «забыла» принять закон по за целевому использованию инвестиционной составляющей этих тарифов, и баснословные барыши от повышения тарифов беспрепятственно оседают в их бездонных карманах. Пользуются своим правом бесконтрольного повышения цен не только монополисты, но и предприниматели низшего уровня без оглядки на конкурентов, поскольку при минимальном контроле со стороны государства им за это «ничего не будет». С другой стороны, а как поступать иначе бизнесу, если банки пополняют кредитные ресурсы в основном на уровне ключевой ставки 10%, а кредит выдают с маржой 10-15%, т.е. «отбить» кредит 20-25% можно лишь повысив цены на свою продукцию. Так что и банки вносят свой «посильный вклад» в обесценивание денег.

Однако, прямо пропорциональной зависимости между бюджетной и кредитной эмиссией и обесцениванием денег нет – все бюджетополучатели и покупатели по цепочке взаимосвязи обмена добавочного количества денег на товары и услуги будут продолжать удовлетворять свои потребности и при пониженной стоимости денег, и дополнительный объём денег частично простимулирует рост производства. М.Фридмен поэтому отчасти прав, предлагая увеличивать объём денежной массы ежегодно на 3-4% в год, что будет давать, по его мнению, ежегодный прирост ВНП на 1-2%. И хотя деньги при этом будут становиться дешевле, люди могут позволить себе покупать те же товары по незаметно возросшим ценам. Таким образом, не существует ни одного сценария для капиталистического способа производства, при котором можно избежать понижения стоимости денег. Для капитализма с его «вероятностным» поведением рынка это не достижимо в принципе, поэтому закон понижения стоимости денег действовал и будет действовать, хотя его познание позволяет несколько тормозить его действие - при наличии политической воли.

2. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЗАКОНОВ И ПРИНЦИПОВ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

Все законы денежного обращения действует всегда в комплексе и взаимосвязано, в качественно и количественно определённой среде. Например, кредитная эмиссия должна планироваться - и в строгом соответствии с реализацией стратегии развития. А это одновременно будет ограничивать действие закона опережающего роста обращения деривативов и … стабилизировать обращение. И если руководствоваться смыслом закона кредитной эмиссии, то как правильно предлагает академик С.Ю.Глазьев, эмиссия денег в России должна проводиться только под инвестиционные проекты, а не под иностранные обязательства. Но почему тогда его предложения не принимаются? Вовсе не потому, что они неэффективны, а из-за того, что предлагая изменить действующую финансовую модель, С.Ю.Глазьев ничего не говорит о том, что они соответствуют объективному характеру действия законов денежного обращения. В реальных условиях взаимодействие законов денежного обращения, безусловно, гораздо сложнее, а потому его детальное рассмотрение представляет широчайшую область для будущих исследований.

Цель данного исследования состояла главным образом не в том, чтобы дать исчерпывающий перечень законов денежного обращения (список которых, вероятно, будет дополнен), а показать, какие горизонты открываются для более глубокого их исследования. Кроме того, нельзя исключать из рассмотрения частные законы (закономерности) обращения, например, законы финансовых пирамид [Скобликов, 2009], и опираться на всеобщие законы природы и общества, такие как, например, закон соответствия. Если мы познали экономические законы, то вооружены знанием того, что можно делать, а что нельзя, и как обеспечить прогресс и процветание экономики, или же ослабить или вообще избежать кризисные явления. А денежно-финансовая политика правительства во многом неэффективна именно потому, что власть в своей практической деятельности не опирается на действие законов денежного обращения. Так, Центральный банк не в полной мере реализует закон приоритета государственного регулирования денежного обращения, если являясь по закону независимым от правительства и законодательного органа страны, он при этом обязан выполнять рекомендации МВФ и Базельского комитета и отчитываться перед ними. Поэтому напрашивается, согласно закону о приритете, преобразование Казначейства в бюджетный банк с передачей ему функций ЦБ по эмиссии, установление курса валют и контролю за денежным обращением. Эта идея, кстати, принадлежит А.Кудрину, которую он однажды высказал, будучи в ранге министра финансов [Товкайло, 2011]. Но обращение подчиняется и другим законам, один из которых, глобализации денег, направлен на ослабление суверенитета стран, не входящих в золотой миллиард. Поэтому, вероятнее всего, наш «лучший министр финансов» больше и не возвращался к этой идее, раз таковым он был признан нашими геополитическими противниками, тогда как эта идея полностью соответствовала объективному характеру закону приоритета государственного регулирования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Разглядеть контуры какого-либо закона денежного обращения и выкристаллизовать именно его из всей массы напластований кредитно-ссудных операций, начиная с момента появления и расцвета ростовщических операций и до господства в наши дни финансовой олигархии, не так-то просто. Одно дело фиксировать тенденции, строить графики на основании статистических данных и совсем другое – увидеть естественный ход событий, пробивающий себе дорогу через хаос разнообразных не всегда понятных его проявлений, и на основании этого установить экономически значимый закон, разгребая напластования фактически имевших место взаимоотношений. Это - задача для экономической науки.

А другая задача экономической науки - вооружить практику знанием открытого закона, чтобы на основании его всем акторам экономической деятельности можно было соотносить свои действия с естественным ходом, и либо ускорять его, либо тормозить, без чего нужного эффекта достичь будет невозможно и, как правильно отмечает С. Кирдина, если «использовать знание закона - можно подняться к звёздам, если же пренебрегать им, то неизбежны падения» [Кирдина, 2014]. Но если вследствие недоучёта законов физики и математики падение ракеты в океан, пусть даже её разработка обошлась стране в миллиарды долларов, восполняемая потеря, то сход экономики страны с орбиты вследствие пренебрежения её законами имеет куда более серьёзные последствия. Экономика России в 4-ый раз за 25 лет «падает» в кризис, а всё потому, что Банк России в 2014 году под давлением глобализаторов из МВФ [Гладунов, 2014] установил высокую ключевую ставку, перешёл к плавающему курсу рубля и обязал банки следовать высоким нормам «Базель-III», что позволяет чужестранным брокерам с их безграничными капиталами «играть» на ММВБ и беспрепятственно вывозить капиталы. Но если не соразмерять свои действия с природой законов, присущих обществу, не признавать существование объективных экономических законов, то «неизбежны социальные потрясения, нестабильность, отставание от более развитых государств.»  (Кирдина, 2014).

ЛИТЕРАТУРА

Ленин В.И. ППС, т. 29.

Бзежинский З. Чиновники России держат в США 500 млрд долларов собственных средств». URL: http://www.litmixbest.ru/index.php/the-inartistic-literature/2012-01-02-11-10-46/4312--q-----500----q.

Бюджетный дефицит США оплачивают другие государства, считает Дворкович. URL: https://ria.ru/economy/20120915/751002173.html.

Гладунов О.  Советы экономических убийц. 2014. URL: http://svpressa.ru/economy/article/86871/.

Глазьев С.Ю. О неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России и выводу российской экономики на траекторию опережающего развития. Доклад. М., 2015, с.2-60.

Катасонов В.Ю. За кулисами международных финансов. М.: Кислород, 2014.

Катасонов В.Ю. Экономическая теория славянофилов и современная Россия. «Бумажный рубль» С. Шарапова. М.: Институт русской цивилизации.  2014.

Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. М., Из-во Гелиос АРВ, 2002 г., 352 с.

Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России: введение в Х-Y-теорию. Издание 3-е, переработанное, расширенное и иллюстрированное. СПб. : Нестор-История.  2014.

 Львов Д.С., Моисеев Н.Н.. Россия в поисках третьего пути. Вехи 2001 года. URL: http://www.rus-stat.ru/stat/5591999_1.pdf.

Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. Соч., т.19, с. 104.

Маркс К. Капитал, III-ий том. М., Политиздат, 1954.

Мосолов А.А. При дворе последнего Российского императора. Записки начальника канцелярии Министерства императорского двора. М.: 1993. Цит. по: Борьба, 1995, № 12.

Полторанин М. Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса. М., Эксмо. 2010.

Сивульский Н.И.  Деньги и законы их развития при социализме. Львов. Из-во «Вища школа», 1987.

Сидорович А.В. (ред). Курс экономической теории. М., «Дело и Сервис». 2001.

Скобликов Е.А. Законы денежного обращения - концентрации и глобализации денег. URL: http://ffi-eas.ru/articles/законы-денежного-обращения-концентрации-и-глобализации-денег.

Скобликов Е.А. Законы денежного обращения. Закон приоритета государственного регулирования обращения. //Экономист. №6-2016.

Скобликов Е.А. Кризис в свете законов финансовых пирамид // Финансы и кредит. 2009. № 22 (358). с. 61-70.

Смит Адам. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., Эксмо, 2007.

Таблица инфляции. http://уровень-инфляции.рф/таблица_инфляции.aspx.

Товкайло М., Борисяк Д. Банк Кудрина. //Ведомости. 04.03.2011, №38 (2804).

Федеральный закон "О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях" от 02.07.2010 N151-ФЗ.

Фёдорович Л.В. Теория денежнаго и кредитнаго обращенія. Тип. Одесскаго Вѣстника. 1888.

ЦБ вложил в гособлигации США половину бюджета России //Новости 19.10.2015. – URL: http://www.finanz.ru/novosti/obligatsii/cb-vlozhil-v-gosobligacii-ssha-polovinu-byudzheta-rossii-1000864730.

Шарапов С.Ф. Бумажный рубль. Его теория и практика. СПб., 1895.

 

 

 

 

 * Разумеется, в полном соответствии с законом приоритета государственного регулирования, государство не могло долго терпеть эту самодеятельность банков, и повсеместно все страны (кроме США) монополизировали выпуск денег, заменив банкноты на казначейские билеты.

Раздел: 

Комментарии

Александр!

А по существу что можете сказать? Воспроизводственные и обменные процессы действительной жизни общества очень многообразны, а какую роль в них играют деньги?

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика