Основы реформирования денежно-банковской системы

1. Историко-логические корни развития и преобразования денежно-банковской системы

Формирование денежно-банковских систем в мире было детально рассмотрено в параграфе 4.3., но для того, чтобы обратить внимание на историко-логические корни их развития и преобразования, кратко перечислим, какие основные этапы ими были пройдены. На первом этапе произошло зарождение монетного обращения и ростовщичества, и первоначально чеканка монет носила частный характер. А металлические деньги, в отличие от товарных, можно было сберегать и обменивать, что породило ростовщичество. Второй этап характеризуется взятием под контроль государства денежного обращения путём образования казны (казначейства). А ростовщичество, позволившее концентрировать большее количество денег в одних руках, преобразовалось в частно-банковский сектор обращения. В итоге образовалось два контура обращения – казначейское (центробанковское), в котором эмиссия денег была монополией государства, и частно-банковское, в котором осуществлялись депозитно-кредитные операции. Такое разделение денежного обращения сделало успешной проведение промышленной революции и привело к небывалому росту экономики в ХIХ веке в США и странах Западной Европы. Но на третьем этапе, когда частно-банковский оборот денег стал превышать государственный, банки решили вернуть себе главенство, поставив под контроль и государственное денежное обращение. И это удалось, когда в 1914 году появилась Федеральная резервная система в США с правом монопольной эмиссии доллара, а в большинстве стран центробанки постепенно стали частными или «независимыми», как в новой России.

Однако то, что выгодно финансовому капиталу, как правило, негативно сказывается на экономике страны. В США частный контроль над эмиссией и денежно-кредитной политикой был одной из основных причин, которая привела к великой депрессии в 1929-1933 годов и мировому кризису. А какую роль играет «независимый» Банк России вкупе с Министерством финансов в становлении «экономики переходного периода», мы рассмотрели в предыдущей главе – инфляция, стагфляция, и 4-ый экономический кризис за 25 лет. Но если в США с течением времени верховенство государства в определении стратегии денежно-кредитной политики в итоге стало преобладать при формально соблюдаемой независимости ФРС, то в новой России Центральный Банк продолжает проводить действительно независимую от государственных органов политику. И хотя все центральные банки наделены правом осуществлять контроль за обеспечением ликвидности у коммерческих банков, однако это не мешало им везде, в т.ч. и в России, надувать финансовые пузыри, которые время от времени с треском лопаются. В итоге такие банки лишают лицензии, но место лишённого занимает точно такой же, но более изворотливый. Что же касается Казначейства России, то оно не имеет отношения ни к эмиссии, ни к установлению обменного курса, свой расчётный счёт у него в ЦБ, и потому в сущности у нас контур государственно-казначейского денежного обращения отсутствует со всеми вытекающими отсюда последствиями. Бюджетные деньги по росписи Казначейства с его счета в ЦБ направляются в тот коммерческий банк, в котором у бюджетополучателя счёт, где и теряется контроль за их расходованием. Отсюда вывод: необходимо восстановить приоритет государственного регулирования денежного обращения, вернуть Казначейству роль его главного регулятора. А как – рассмотрим в следующем параграфе.

2. Преобразование Казначейства в банковскую систему как основа государственного регулирования денежного обращения

В марте 2011 года на коллегии Федерального казначейства произошло неординарное событие – было объявлено, что к 2017 году казначейство «превратится в квазибюджетный банк». И на следующий день новость была преподнесена под кричащими заголовками: «Банк Кудрина» с подзаголовком «Федеральное казначейство заберёт полномочия у ЦБ», и даже - «Кудрин готовит октябрьскую революцию» с подзаголовком «Первым в 2017 году возьмут Центробанк»,. Что это было – решение по преобразованию Казначейства в банковскую структуру или обоснование лишения статуса независимости центральных банков, которые в некоторых странах вообще принадлежат частным структурам, как ФРС в США? Нет, но вскоре президент Д.Медведев отправил в отставку со скандалом своего вице-премьера и министра финансов А.Кудрина после его другого громкого заявления. А ведь преобразование Казначейства в банковскую систему представляет, в общем-то, весьма плодотворную идею, реализация которой и будет рассмотрена дальше.

Может показаться неожиданным, но реформирование Казначейства позволит сделать надёжной и достоверной всю экономическую и даже демографическую статистику. Нынешняя статистика, основанная на отчётах хозяйствующих субъектов, априори недостоверна, поскольку допускает ручную корректировку данных даже в 1-С. Кроме того, бухгалтерская природа отчётности позволяет легко фальсифицировать финансовые и статистические показатели, например, ради получения более высокого кредитного рейтинга, или чтобы исказить/скрыть нецелевое расходование средств, убыточность или привлечение нелегальной рабочей силы, выпуск фальсификата и т.д.. а это всё влияет на поступления в бюджет и расходы из него. Но и независимым оценкам веры нет, т.к. одни показывают, что утечка капиталов из России за время реформ составила три триллиона долларов, а другие - семь триллионов. Как сообщила заместитель премьер-министра О.Ю.Голодец, в экономике 38 млн трудоспособных граждан не числятся ни на предприятиях, ни в организациях. Поскольку это означало, что почти половина трудоспособного населения занято в неформальном секторе, Голикова эту цифру уменьшила до 15 млн. И как тогда можно оценивать успехи или неудачи в экономике, если такая большая часть людей всё же работает, но в теневых структурах и создаёт ту продукцию, объёмы которой следует включать в ВВП? Вполне возможно, что и данные о бедности не соответствуют публикуемым данным, т.к. по статистике человек может быть официально и не занят, а фактически работает, но только на себя и часто неплохо обеспечивает семью. А многие страны поддерживают высокий уровень жизни за счёт роста долговой нагрузки, чем и подтверждается правота Маркса, что «народ тем богаче, чем больше его задолженность» [Маркс. 2001, с.551]. Но это же не результат роста экономики!

Не являются точными итоговые статистические данные о росте экономики, поскольку сама методология определения размера ВВП такова, что в него в некоторых странах включаются доходы от стрижки пуделей и проституции и даже продаж лёгких (пока) наркотиков, а колоссальный объём продукции и доходов теневого сектора везде никак не учитывается. Кроме того, трудно опираться на данные Росстата, если, например, он аж пять раз (!) пересматривал данные за 2015 год. Поначалу сообщалось о падении экономики на 3.7%, но в итоге остановились на 2.5%. А по его данным об инфляции даже представители Банка России признают: «наблюдаемая инфляция» превышает официальную более чем втрое. А что касается таких важных данных, как эффективность экономики России, то об их достоверности приходится лишь мечтать. Например, какой такой произошёл в экономике обвал, если в 2014 году прирост высокопроизводительных рабочих мест составил 4,5%, а в 2015 году их число затем уменьшилось на 9,1%? Почему доля организаций, осуществляющих инновации, согласно статистики, упала с 9,7% (2005 год) до 8,4% (2016 год)? Что же касается цифровой экономики, то как можно судить о её развитии, если данные о её развитии ограничиваются сведениями о числе организаций, использующих широкополостный доступ в интернет, числе абонентов сотовой связи и количестве проданных мобильных телефонов. При этом возникает вопрос – если число последних по данным за 2016 год составило 290,4 млн, значит ли это, что на каждого жителя России, включая младенцев, приходится по 2 мобильных телефона? Но главный вопрос другой – как, имея такую неоднозначную статистику, эффективно управлять страной?

Другой срез проблем статистики связан с учётом персональных данных физических лиц, включая сведения об имуществе, образовании, профессии, здоровье, и т.д., а также регистрационных данных юридических лиц. И те, и другие данные не содержатся в каком-то едином реестре, поскольку регистрация предприятий и организаций, например, происходят в налоговых инспекциях, в банках, в пенсионном фонде, в органах статистики и соцстраха. А что касается гражданина, то и он зарегистрирован в массе организаций, от УФМС до поликлиники, ну и кроме того, всё возрастающее число организаций требуют согласия на обработку персональных данных перед тем, как предоставить услугу или какие-то сведения. Зачем и для чего, как правило, не сообщается. А вот примеров их несанкционированного использования и краж – сколько угодно, что обеспечивается наличием не только теневых информационных развалов, то и тем, что вполне легально можно с помощью поискового запроса в «Яндексе» найти личные конфиденциальные данные огромного количества граждан РФ и организаций.  Так, 13-14 июля 2018 года новостные ленты об IT-бизнесе и высоких технологиях облетело сенсационное сообщение - персональные данные клиентов «Сбербанка» утекли в сеть, а этих клиентов ни много ни мало - 110 миллионов человек! И любой желающий абсолютно свободно мог узнать полные имена, адреса, номера телефонов, номера карт, посмотреть сканы паспортов, фотографии, электронные копии важных документов и ещё многие другие сведения. А недавно по СМИ прошла такая же новость: личная информация почти миллиона клиентов банков ОТП-банка, Альфа-банка и ХКФ-банка оказались в открытом доступе в сети. 

В дополнение к непростой ситуации со статистикой, существует множество альтернатив для осуществления платежей, оформления кредита, вкладов на депозит, формирования отчётности, электронные деньги легко конвертируются в наличные и выводятся в тень, валюта беспрепятственно пересекает границы, и т.д.. Возможны ли иные решения в сфере статистики, регистрации и платежей? Возможны, и такой проект был представлен на обсуждение на конференциях в ведущих ВУЗах страны в 2016-2019 годах. Исходным пунктом для него является информация, которая содержится в любом платёжном документе: всегда это сведения о том, кто, что, у кого и за какую цену покупает/продаёт/финансирует. Например, вот скан чека на покупку в магазине «Пятёрочка»:

Рис.1. Скан чека на покупку продуктов

Как мы видим, в чеке есть все показатели, необходимые для статистики: дата, кто продал и кто купил (если по карточке), индекс товара, его наименование, цена, количество, скидка и НДС. В свою очередь, эти же данные есть в платёжных документах, по которым магазин приобретает товары у оптовых поставщиков, а те у производителей товаров согласно товарным накладным. Таким образом, все деньги в государстве, за исключением наличных, практически всегда привязаны к титулу собственника, от гражданина, что покупает продукты в магазине по банковской карточке (она указана в чеке последней строкой), до бюджета государства, финансирующего госзаказ и все госорганы. Однако оплата идёт через коммерческие банки, и у каждой организации в цепочке поставок/продаж они разные. Вот почему получение сводных данных по поставкам и покупкам товаров для получения точной и всеобъемлющей статистики невозможно, так как магазин/оптовая база/предприятие будут составлять отчёт, не корреспондирующийся с отчётами банка/банков, поскольку каждая организация, участвующая в сделке, будет отражать те данные и показатели, какие для неё установлены и, следовательно, данные организаций и банков свести в единую форму невозможно.

При этом платежи и через предприятия, и через банки проходят со множеством нарушений. А можно ли создать такие методики и инструкции, чтобы не допускать их? Попытки такие постоянно предпринимаются, контроль и наказания ужесточаются, но чем их больше, и чем строже инструкции, тем больше всяких нарушений и приписок. А порой даются и такие рекомендации, как будто платежи осуществляют неразумные предприниматели:  своевременно сообщать банку и ФНС обо всех изменениях и своевременно их исправлять, подробно заполнять и своевременно предоставлять банку платёжные документы, спецификации, товарные и транспортные накладные и прочее (!).

А выход из такой ситуации есть  – сконцентрировать выполнение всех регистрационно-платёжных операций в одной структуре, передав из банковской и расчётно-платёжной сферы выполнение всех расчётов и платежей в специализированную государственную структуру, которая будет осуществлять их централизованно. В этом случае мы получаем систему (назовём её условно Три в одном или Триединство), которая осуществляет: 1. регистрацию граждан и организаций; 2. регистрацию титулов собственности физических и юридических лиц; 3. централизованное проведение расчётно-платёжных операций. А какая организационная структура лучше всего подходит для реализации этой системы/концепции Триединства? Казначейство, как орган реализации закона приоритета государственного регулирования денежного обращения. [Скобликов. 2018, с.53-77].

Основным, базовым элементом системы/концепции Триединство, становится регистрационно-платёжный узел (РПУ) Казначейства - первичное звено фиксации всех первичных экономических параметров и платежей (расчётов), в котором: 1. все граждане будут получать биометрические паспорта, идентификационные номера (ИНН), а предприятия и организации, включая органы управления, и индивидуальные предприниматели – ОГРН; 2. осуществляется регистрация любых прав собственности юридических и физических лиц на имущество, а если они регистрируются в других ведомствах, то немедленно передаются по защищённым каналам связи в РПУ. А открывать расчётные (текущие) счета юридические лица могут только в РПУ, причём только один (!). И точно также все физические лица, начиная с 14 лет, будут иметь лицевой счёт только в РПУ, и тоже - единственный; 3. Все расчёты за товары и услуги, зачисление на карточку заработной платы, проведение платежей, перечисления, взносы, и переводы денежных средств выполняются только через РПУ. А коммерческие банки и платёжные операторы полностью исключаются из системы расчётов. Таким образом, если регистрация и все расчёты и операции юридических и физических лиц, включая неработающих граждан (дети, пенсионеры, студенты, самозанятые и т.п. лица) идут только через РПУ, то он становится единственно возможным регистрационно-платёжным операционным узлом.

Второй уровень образуют территориальные информационно-статистические центры Казначейства (ТИСЦ). Эта структурная единица – территориальный дата-центр, куда из каждого РПУ поступают в режиме реального времени по выделенным каналам связи налоговые перечисления и вся информация о произведенных расчётах и платежах юридических и физических лиц, на основании чего формируется экономическая и социально-демографическая статистика по данному территориальному образованию. На третьем, высшем уровне находится сам бюджетно-казначейский банк (БКБ РФ), куда из ТИСЦ поступают все виды налоговых перечислений, из которых в сумме формируется доходная часть бюджета, а затем по росписи БКБ РФ из него же адресно получают средства все бюджетополучатели, которые зачисляются на их счета в РПУ, минуя коммерческие банки. А поскольку вся первичная информация РПУ затем служит для получения статистики по регионам в ТИСЦ, то будет логично, чтобы она уходила не в Росстат, а в Государственный комитет экономической статистики и регистрации прав (ГКСиРП), который целесообразно подчинить Казначейству. Общая схема казначейской денежной системы, реализующей концепцию Триединства будет иметь вид:

Схема 1. Общая схема казначейской денежно-банковской системы (ДБС)

А что же тогда будут делать банки? Они в ходе эволюции ДБС присвоили/завоевали себе право регистрировать своих клиентов и быть их агентами по выполнению всех платёжных операций, а теперь, с переходом к казначейской ДБС, банки, выходит, лишатся дармовых кредитных ресурсов в виде свободных остатков денег на счетах клиентов? Да, им придётся жить в новой реальности – наиболее полной реализации закона кредитной эмиссии. С другой стороны, с передачей в систему Казначейства расчётно-платёжных операций банки станут играть более значительную роль в экономике, поскольку станут выполнять исключительно банковские операции - накопления и кредитования. Целесообразно также, не дожидаясь реформирования казначейской системы, покончить с диверсификацией банковской системы и специализировать (перепрофилировать) все банки по видам операций на сберегательно-депозитные (СБ), для краткосрочного кредитования предприятий и граждан образовывать коммерческие (КБ), для инвестиционного кредитования создавать инвестиционные (ИнБ), лизинговые (ЛиБ) и ипотечные (ИпБ). А вот РПУ не должны выполнять депозитно-кредитные банковские операции, их специализация – выполнение расчётно-платёжных и регистрационных операций. 

Кредитование и сбережение в предлагаемом проекте будут осуществляться следующим образом. Счета физических и юридических лиц в РПУ не предназначены для накопления и кредитования, поэтому, если у них образуются свободные денежные средства, юридические и физические лица будут переводить их в сберегательные банки (по собственной воле). Главное предназначение сбербанков - служить резервуаром для накопления кредитных ресурсов для кредитных банков, зарабатывая на этом свою прибыль и проценты для вкладчиков, в связи с чем у них не должно быть функции кредитования. Если юридическому лицу понадобилось получить кредит, например, на пополнение оборотных средств, он должен обратиться в коммерческий банк. А откуда у того средства на кредитование? КБ занимает их в сберегательных банках. А если предприятию нужно построить новый цех или провести реконструкцию с заменой оборудования, оно обращается в инвестиционный банк (ИнБ), а тот точно также обращается за кредитом в сберегательные банки или, если проект имеет народнохозяйственное значение, в Центральный Банк. И гражданам, если им необходимо получить автокредит или вступить в ипотеку, надо обращаться в соответствующие банки. Целесообразно также воспользоваться советским опытом, когда каждое предприятие, кроме основного (расчётного в РПУ), имело спецссудный счёт в инвестиционном или лизинговом банке, куда будут зачисляться госбюджетные ассигнования, поступления из фондов развития, амортизация, кредиты на строительство и реконструкцию, а также средства на выполнение предприятием социальных программ. Но при этом все перечисления – только через РПУ.

Расчётно-платёжные операции по экспорту и импорту также целесообразно выполнять в казначейской системе, для чего необходимо подчинить Казначейству и специализированные внешнеторговые банки ВЭБ и ВТБ, которые будут иметь свои РПУ в России и за рубежом для выполнения внешнеторговых расчётно-учётных операций на основании установления курсов в своих клиринговых центрах (КЦ). Необходимо также для обеспечения паритетных и равноправных отношений в торговле между Россией и другими странами перейти от установления курсов валют на бирже к установлению дискретных курсов в КЦ, т.е. по каждой сделке в отдельности (товарной группе), для чего использовать автоматизированную внебиржевую систему курсового регулирования (АСКР) на основе использования программ искусственного интеллекта (ИИ). Автоматизированные системы торговли с биржевыми курсами давно работают на крупных биржах, где игроки задают нужный им алгоритм, а машина сама ежесекундно выбирает наиболее выгодные варианты, когда надо продавать/покупать акции или деривативы, избавляя трейдера от необходимости делать это вручную. Использоваться АСКР будет с иным алгоритмом – на основании статистических данных о стоимостных характеристиках товаров, производимых нами и импортируемых из других стран, будет рассчитываться наиболее выгодный для российской экономики обменный курс валют. При этом мы сможем полностью отойти от использования доллара в качестве мировой валюты, даже не занимаясь дедолларизацией и не выходя из ВТО, поскольку это будет касаться не пошлин, а курсов обмена валют, что и позволит создать лучшие условия для импортозамещения. При такой системе расчётов можно с уверенностью ожидать, что зарубежным товаропроизводителям будет выгодней не товары завозить, а создавать соответствующие производственные мощности в России.

Для того, чтобы предлагаемая система действовала с высоким эффектом, необходимо, чтобы хождение и использование инвалюты в стране было полностью запрещено - предприятия не должны иметь валютные счета ни в подразделениях Казначейства, ни в коммерческо-инвестиционных банках. Все их операции по экспорту или импорту могут осуществляться только через РПУ отделений ВТБ или ВЭБ и, следовательно, у них не будет возможности выводить средства за рубеж или оставлять их там. А как быть гражданам, не будет ли это ущемлением их прав распоряжаться своими деньгами? Нет. Гражданин, выезжающий за рубеж по турпутёвке или по служебным делам международного характера, предъявляет проездной документ в зоне таможенного контроля и меняет рубли на валюту страны пребывания, а по возвращению обязан сдать остаток валюты, обменяв её на рубли. Иностранные граждане, прибывающие с визитом по разным делам, в т.ч. и для работы, в зоне таможенного контроля регистрируются в РПУ, где получают банковскую карточку Казначейства и меняют свою национальную валюту на рубли. Карточка регистрационно-платёжная, а потому будет обеспечен 100%-ый учёт как прибытия/убытия (времени пребывания в стране), так и всех операций иностранного гражданина, включая дипломатов. По крайней мере, соответствующие органы будут точно знать, кто и с какой целью приехал в страну, на какой срок, а иностранное финансирование оппозиции и террористов станет невозможным.

Таким образом, весь денежный оборот страны будет полностью централизован, а наличный будет сведён к рыночно-индивидуальному. А кто должен управлять всем денежным оборотом? Президент, и иного решения быть не может, поскольку деньги есть главный рычаг управления экономикой и страной. Тогда в общем виде схема управления
денежным оборотом будет иметь вид:

Схема 2. Общая структура денежно-банковской системы страны.

А что в ней не показано? Как в новых условиях будет функционировать фондово-биржевое денежное обращение. Если контракты будут заключаться с использованием АСКР внешнеторговых банков, в которых курсы валют определяются во внебиржевом формате, то, может быть, без бирж вообще можно обойтись? Нет, биржи нужны, но их операции следует ограничить торговлей товарами, акциями и облигациями. Но как тогда деятельность бирж должна согласовываться с казначейским и банковским оборотом денег? Купля-продажа ценных бумаг тоже будет осуществляться с использованием денег, и эти деньги будут уходить в третью сферу обращения, как было показано на модели трёхконтурного обращения денег на рис.2. А эти три контура денежного обращения - казначейского, банковского и фондово-биржевого тесно связаны между собой:

Схема 3. Трёхконтурная система денежного обращения

3. Казначейский блокчейн как основа цифровой экономики

Идея реформирования денежно-банковской системы на основе преобразования Казначейства в банковскую структуру родилась около 10 лет назад и базировалась на технологии приходно-кассовых операций того времени. Основным звеном предполагалось сделать приходно-расходные кассы казначейства (ПРКК), а региональными – территориальные расчётно-кассовые центры казначейства (ТРКЦК), которые подчинялись Бюджетно-казначейскому банку России (БКБ РФ), в который должно было трансформироваться Казначейство. Но тогда в доступном формате ещё не было информации о технологии блокчейна, которая только-только родилась при изобретении биткоина.  За прошедшее время, несмотря на то, что блокчейн стал одной из самых обсуждаемых тем, сама идея централизации расчётно-платёжных операций в системе Казначейства, осталась прежней, но была усовершенствована с учётом новых технологических возможностей осуществления этих операций, оформившись в концепцию Триединства. А как она соотносится с цифровой экономикой?

В изучаемой ранее политэкономии экономика подразделялись в зависимости от господствующих общественных отношений на рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и социалистическую. С приходом в Россию капитализма экономика в учебниках стала трактоваться как традиционная, командная, рыночная и смешанная. И вот теперь в этот перечень добавлена цифровая экономика (ЦЭ). Но что меняется в отношениях, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления в этой экономике? Ничего, это такая же капиталистическая экономика, основанная на присвоении прибавочной стоимости, как и сто, и двести и триста лет тому назад. И от того, что капиталист вместо живого труда стал использовать роботы и автоматы, его цель осталась прежней – прибавочная стоимость, которая есть результат живого труда, а не цифровой техники. Специальной, именно цифровой экономики, нет. А если быть более точным, то вся экономика цифровой всегда была цифровой, «в том смысле, что в ней всегда считали - без счёта прожить как-то не удавалось».

Однако, сейчас под цифровой экономикой понимается совершенно другое. На Прямой линии 7 июня 2018 года Владимир Путин заявил, что «без цифровой экономики … у страны нет будущего. Поэтому это задача номер один в сфере экономики, которую мы должны решить». То есть, президент подтвердил важность ранее принятой «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы»,. А ею что предусматривается? К 2025 году должны быть развёрнуты сети мобильной связи 5G, заработать искусственный интеллект, квантовые вычисления, иметься распределённые реестры, развитая робототехника, появиться мощная вычислительная и информационно-телекоммуникационная инфраструктура, а 97% российских домохозяйств получат широкополосный доступ в интернет.

Но давайте спросим себя – разве от связи 5G, широкополосного доступа в интернет и т.п. новаций будет расти экономика, повышаться доходы и благосостояние граждан, станет меньше бедных и безработных, увеличится производство товаров и услуг, станут расти инвестиции и т.д.? Нет, конечно. Роботизация, например, ведёт к снижению объёма ВВП, поскольку только живой труд создаёт добавленную стоимость, и росту безработицы. А то, что вместо экономической эффективности приводятся данные, например, о росте продаж мобильных телефонов, как в ниже следующей таблице, это ни о чём:

 

Таблица 3. Продажи мобильных устройств

 

   Вид мобильного устройства

Продажи,  млн шт.

2012

2013

2014

2015

2016

Обычный мобильный телефон

29,1

23,3

17,0

12,9

10,8

Смартфон

12,3

17,7

26,1

25,3

26,4

 

За 10 лет количество мобильных телефонов у нас выросло более, чем в 2 раза, а экономика – только на 6,8%, т.е. практически топчется на месте. Более агрегированные сведения приводит А.Петров, ссылаясь на данные в интернете: ЦЭ формирует в Китае 6,9% ВВП, в США и Индии — 5,4%, а в России — уже 2,8% [Петров. 2018, с.64], в т.ч. интернет-рынки составляют 2,4% ВВП, а интернет-зависимые рынки — 19% [Петров. 2018, с.65].

Если представить все области деятельности с позиции перспектив и эффективности их цифровизации, то что покажет их ранжирование? Что мобильная связь, широкополостный интернет, роботизация, интернет-торговля и аналогичные сферы применения, под развитием которых и подразумевается развитие цифровой экономики, не попадают в первые ряды цифровизации. Чего там не хватает? Денег. Без них ничего не будет работать - ни мобильная связь, ни интернет, ни роботы. Деньги - кровь экономики, и их движение одновременно представляет собой то, что называют «Большими данными» (Big_Data). Деньги, согласно первого закона денежного обращения, это неисключаемый фактор человеческой деятельности, это и есть цифра – количеством денег выражаются инвестиции, основные фонды, стоимость имущества, земли, платежи за товары и услуги, цены, себестоимость, прибыль, заработная плата, пособия, пенсии, и т.д.. Но эти данные разрознены, собираются в разных структурных элементах экономики, от кошелька гражданина до бюджета страны. И именно всё, что касается денег, с точки зрения цифровизации развито слабее всего, и в лучшем случае, это онлайн-банкинг, например, Сбера. Удобно, ничего против не скажешь. Но каждый банк, в т.ч. и Сбер, каждая платёжная компания имеет свой уникальный интерфейс коммуникационных услуг (ИКУ), обеспечивающий связь только между своим центральным офисом и его отделениями. И согласовать, например, интересы и методы расчётов и платежей владельцев более 600 частных банков и более 5 тысяч микрофинансовых организаций, страховых компаний, операторов платёжных систем, да ещё с государственными органами регистрации и контроля невозможно не только юридически, но и технически. Да такая задача и не ставится.

Итак, цифровая техника и цифровые технологии получили широкое применение в самых разных сферах деятельности, а вот там, где находится сфера обработки самых больших объёмов данных, а это безусловно регистрация, денежное обращение и статистика, практически её нет. Но ведь ещё К.Маркс заметил, что для общественного производства: «охватывающая всё это бухгалтерия становятся важнее, чем когда бы то ни было.» [Маркс. 2001, с.532]. Совпадает с этим позиция В.И.Ленина, когда он в самый канун октябрьской революции, ещё не зная, что большевики возьмут власть, в статье «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» 100 раз употребляет слова «учёт, надзор и контроль», считая, что только с помощью этих мер Россия может стать демократическим государством [Ленин. 1969, с.153-199]. Уже сразу после победы революции он возвращается к этому вопросу и говорит о важности правильной постановки учёта для победы нового общественного строя: «Учёт и контроль - вот главная экономическая задача» [Ленин. 1974, с.199]. Правильное решение данной задачи и в наше время не потеряло своей актуальности и вот, наконец, появились техника и технологии её решения, дело только за тем, чтобы сменить стратегию цифровизации, направив все усилия туда, где вращаются деньги.  И позволяет это сделать концепция Триединства, увязывающая обработку экономической информации в единое целое с помощью технологии блокчейна, в результате чего появляется возможность преодоления разрозненности интересов и организационных форм расчётов и регистрации.

Но нужны предварительные пояснения. С них мы и начнём … Блокчейн - это электронная форма регистрации давно известных человечеству последовательных записей событий, называемых реестром. Прародителем этой технологии для банков можно считать Лондонскую расчётную палату, в которой в далёком 1775 году «пакеты раздаются по конторкам соответствующих банков, и их тотчас записывают во входящие книги по столбцам, из которых каждый предназначен для одного банка». [Джевонс. 2005, с.156]. На использовании реестровой технологии основан также метод цепной фиксации бухгалтерских проводок в Главной книге, где дебет прихода определённой суммы денег всегда есть кредит затрат, и наоборот. Но в рукописный реестр всегда можно внести другую запись или сделать её задним числом, подправить, даже используя программу 1-с. А когда перед создателями биткоина встала задача проводить взаимные расчёты и перечисления так, чтобы внесение изменений было невозможным, она была решена путём создания распределённого реестра. Эта технология, которая получила название блокчейн, нужна была изобретателям криптовалют прежде всего для того, чтобы обеспечить анонимность их обращения, исключающее вмешательство в процесс обмена активами, товарами и услугами иных лиц и, прежде всего, государства. А вот самое ценное в этой технологии оказалось не обеспечение анонимности, а фиксация произведенных операций в распределённом, т.е. неизменном и неуничтожаемом реестре, что применимо везде, где требуется сохранение данных в неизменном виде.

Практическая реализация концепции Триединства при обычной технологии обработки документов была бы очень громоздкой и неповоротливой, а потому вряд ли бы дождалась своего часа. Но с появлением технологии распределённого реестра, когда все регистрационные данные и платёжно-расчётные операции можно будет как бы намертво закреплять в этом реестре, ситуация меняется коренным образом, и в итоге мы получаем казначейский блокчейн. Как в этом случае будет выглядеть осуществление взаимных платежей и расчётов, видно на этой схеме:

Схема 4. Взаимосвязи РПУ, ТИСЦ и БКБ между собой, где звездообразной фигурой обозначен РПУ

Выстраивается, таким образом, глобальная регистрационная сетевая расчётно-платёжная система всего государства. Однако в отличие от блокчейна криптовалют, где главное обеспечить анонимность их собственников и защита активов от взлома, казначейский блокчейн прозрачен для контроля законности платежей, а также служит для формирования статистических данных, начиная от отдельного предприятия, района, города и региона и заканчивая государством в целом. На схеме показано, что каждая операция фиксируется во всех операционных узлах, но вероятнее всего на практике этого не понадобится, если запись блоков будет дублироваться только в ТИСЦ, т.е. мы будем иметь линейно-сетевую структуру.

Итак, мы рассмотрели две стратегии цифровизации экономики. Первая, которая получила название цифровая экономика, основным направлением делает использование цифровых технологий и устройств в самых разных областях деятельности. А вторая, которая представлена здесь как проект преобразования Казначейства в банковскую структуру, предлагает сделать основной стратегию цифровизации регистрационно-платёжных операций на основе блокчейна, т.е. чисто экономических отношений, и мы получаем казначейский блокчейн. И показано, что первая стратегия не может оказать существенного влияния на рост экономики, тем более что на этом направлении необходимо сначала обеспечить опережающие темпы развития производства микроэлементной базы, а это невозможно по причине прогрессирующего отставания в этой отрасли. Вторая стратегия больше отвечает определению цифровой экономики, поскольку здесь цифровизации подлежат именно экономические связи и отношения по поводу производства, распределения, обмена и потребления товаров и услуг. Важно и то, что Казначейский блокчейн не меняет порядок регистрационно-платёжных операций, и потому не является денежной реформой, а специализация банков не ведёт к их национализации.

Ведомости.  04.03.2011, 38 (2804). http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2011/03/04/bank_kudrina.

  Московский комсомолец".  04.03.2011, №25584.  http://www.mk.ru/economics/2011/03/03/570124-kudrin-gotovit-oktyabrskuyu-revolyutsiyu.html.

  Экс-советник Бернанке призвал национализировать ФРС. http://www.finanz.ru/novosti/aktsii/eks-sovetnik-bernanke-prizval-nacionalizirovat-frs-1001144578. Дата обращения 12.04.2016.

М.Хазин. Политика 90-х или почему страна не может перейти к экономическому росту. http://worldcrisis.ru/crisis/3040691?utm_source=subscr&utm_medium=mail&utm_campaign=best.

Г.Малинецкий. Цифровой экономики не существует, её придумали для распила бюджета. http://новости-россии.ru-an.info/новости/цифровой-экономики-не-существует-её-придумали-для-распила-бюджета/.

 Где работают 38 миллионов россиян: мнения. http://www.iarex.ru/interviews/39766.html.

Голикова оценила потери соцфондов из-за теневой экономики в 2,3 трлн руб.

https://www.rbc.ru/society/10/06/2019/5cfdd2bc9a79473d913c5dcc.

«Лучше стоять за высокие темпы, чем сидеть за низкие»: немного о чудесах российской статистики. http://worldcrisis.ru/crisis/3331666?utm_source=subscr&utm_medium=mail&utm_campaign=best.

Масштабная утечка: в сеть попали платежи «Сбербанка», авиабилеты и другие данные россиян. https://hi-tech.mail.ru/news/krupnaya-utechka/?frommail=1.

  «Коммерсантъ»: личные данные 900 тысяч россиян попали в сеть. https://www.gazeta.ru/tech/2019/06/10/12405631/utechka.shtml?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop.

Открытость и аккуратность: ЦБ объяснил, как не попасть под антиотмывочный закон. https://thebell.io/otkrytost-akkuratnost-i-zaprosy-tsb-obyasnil-kak-ne-popast-pod-antiotmyvochnyj-zakon/.

Основы реформирования денежно-банковской структуры. http://maxpark.com/user/29727/content/1604756.

  Развёрнутый анализ понимания понятия цифровой экономики дан в статье «КАЗНАЧЕЙСКИЙ БЛОКЧЕЙН vs ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА» [Скобликов, 2018].

Путин: без цифровой экономики у страны нет будущего. https://ria.ru/economy/20170615/1496585016.html

Указ Президента Российской Федерации от 9 мая 2017 года № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы»

Распоряжение Правительства Российской Федерации от 28 июля 2017 года № 1632-р «Об утверждении программы «Цифровая экономика Российской Федерации»

Источник [Бабкин и др. 2017, с.9-25].

WebMoney, ЯндексДеньги, Qiwi, Visa, MasterCard, мобильные операторы, микрофинансовые организации и другие.

Использование технологии блокчейн не исключает её применение за пределами сферы денежных отношений – любая организация, если у неё есть проблема сохранности данных, может использовать технологию DLT (digital library technology - технология цифровой библиотеки), распределяя информацию по нескольким сайтам, странам или учреждениям. Например, сейчас ставятся задачи создания блокчейн-систем регистрации дипломов об образовании [Кузнецова и др. 2018, с.102-109], водительских прав и удостоверений личности различных ведомств.

Микроэлектронная промышленность России. http://allpravda.info/mikroelektronnaya-promyshlennost-rossii-42798.html.

Яндекс.Метрика