Цифровая экономика – проблемы и перспективы

  1. Суть цифровой экономики

В российском правительстве с лёгкостью, которая заставляет задуматься о том, чем она обусловлена - то ли недостатком знаний о современных реалиях глобализации, то ли принятие её условий, объявили о переходе к цифровой экономике. Так, на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам, состоявшегося 5 июля 2017 года, протокол которой подписал президент России Владимир Путин, была принята в качестве основного направления стратегического развития РФ программа под названием «Цифровая экономика» [1]. Эта программа предполагает, что к 2025 году должны быть развёрнуты сети мобильной связи 5G, заработать искусственный интеллект, квантовые вычисления, иметься распределённые реестры, развитая робототехника, появиться мощная вычислительная и информационно-телекоммуникационная инфраструктура, а 97% российских домохозяйств будут иметь широкополосный доступ в интернет. И так далее, всё это детально расписано в планах Минкомсвязи. Но причём здесь экономика? Всё перечисленное - это решение вопросов развития электронной техники на основе использования цифровых технологий. Экономика – это движение цен, снижение себестоимости, рост/падение прибыли, денежное обращение, но не локальная задача для отраслей, обеспечивающих программное обеспечение и производящих техническое оснащение в сфере информационных технологий, пусть даже это и оказывает влияние на общее развитие экономики. Роботизация, мобильная связь, доступ в интернет и компьютерная автоматизация, под которыми собственно и понимается цифровая экономика, не являются таковыми по определению.

Однако, если посмотреть с другой стороны - на экономические отношения различных субъектов экономической деятельности, то они становятся всё более «цифровыми», а бумажный оборот в расчётах и информационном обеспечении постепенно уходит. Вот здесь и формируется то стратегическое направление, которое позволит в итоге перейти к действительно «цифровой экономике» в масштабе государства, а роботизация и компьютеризация - это техника, на которой она базируется. Таким образом, это взаимосвязанные процессы – развитие цифровой экономики в широком значении будет зависеть от соответствующего ему развития техники и технологии обработки экономической и статистической информации. Но как идут эти процессы сейчас? Рука об руку или каждый своей дорогой? Увы, каждый своей дорогой - у банков своя система программного обеспечения расчётов, а параллельно с банками ныне расчётно-платёжные функции и даже кредитования выполняет масса таких платёжных систем, как WebMoney, ЯндексДеньги, Qiwi, Visa, MasterCard, всевозможного интернет-банкинга и другие. Возможность зарабатывать на расчётах и платежах оказалась настолько привлекательной и перспективной, что эти функции стали выполнять и мобильные операторы, а Почта России вообще объявила себя банком. То есть, все действуют в упоении свободой творить что хочешь, благо дело архи прибыльное … Но поскольку Банк России, Минфин и Казначейство устранились от контроля за этими процессами, то следствием такого подхода явился разброс форм и способов расчётов. А последствия хаотичного и бесконтрольного развития цифровой экономики положительным не назовёшь: по данным статистики за 2015 год число организаций с участием иностранного капитала (ИК) в торговле было менее 0,3% от их общего числа, в то время как в уставном капитале их доля суммарно составила 81,4%! И это вылилось в то, что иностранцы установили жёсткий, тоталитарный контроль над всем сектором торговли, а потому могут манипулировать ценами на все потребительские товары без какой-либо оглядки на «таргетирование инфляции» Центробанком [2]. Но какая взаимосвязь между присутствием ИК и цифровой экономикой? Та же, что и в других отраслях экономики: хотя все расчёты по большей части совершаются в электронной форме, при следовании иностранной доктрине свободного движения капиталов разнообразие форм и методов расчётов идёт свободный и бесконтрольный вывоз прибыли к себе домой, за рубеж. А с использованием биткоинов и блокчейна и вывод капиталов, и применение серых и криминальных схем денежного оборота становится вообще неподконтрольным государству.

2. Цифровая глобализация

Однако есть и другое направление и цель цифровой экономики, о чём предупреждает Крутаков [3] – финансовая глобализация. По замыслу планировщиков мирового господства (транснациональных компаний –ТНК), на месте суверенных экономик, и вместо них, должна появиться новая «мировая фабрика», лишённая национальных и социальных ограничений, подотчётная не государствам, а инвесторам. Основой этой «мировой фабрики» должен стать новый технологический уклад (Индустрия-4.0). Анонс цифровой экономики определяет её как сетевую промышленность, где конечный продукт создают распределённые безликие агенты, поддерживающие цифровую онлайн-связь между собой, а также с поставщиками и потребителями в общем информационном облаке на базе единой платформы искусственного интеллекта. И то, что рекламируется как новый уровень свободы, на самом деле создаёт дополнительную связность - сеть. В цифровом мире можно будет продать только те системы, которые коннектятся с другими участниками экономической цепочки, а кредит можно будет получить только после выгрузки всех коммерческих данных о своём предприятии в общее облако.

«Цифра» вводит режим постоянной диагностики (тотальный контроль) как на производственном, так и на личностном уровне. Ни один социально значимый поступок/действие мимо провайдера не пройдёт. Сетевая демократия (горизонтальная интеграция), которой грезит инновационная молодёжь, является способом организации текущей (подчинённой) деятельности как в муравейнике. Индустрия-4.0 - это не только общее информационное облако, общий протокол и общая цифровая платформа, это ещё и общий системный администратор. И если новый уклад внедрять на заявленных принципах, то человек вместо побега из государственного ада в корпоративный рай свободы получит всевластие «Большого брата» (никакой конкуренции, никакой свободы выбора). Чтобы понять, о каком объёме ожиданий идёт речь, достаточно сказать, что три ведущих «цифровых» компании США Facebook, Amazon и Googl «стоят» $1,225 трлн. Для сравнения: капитализация 100 самых дорогих компаний России составила в прошлом году всего $635 млрд, самая дорогая компания России - «Роснефть», стоила всего $69,9 млрд.

Сегодня эту разницу неолибералы и их идейный вождь Алексей Кудрин используют как доказательство превосходства цифровой экономики над традиционной и бесперспективности последней. Ага! Провальный аналог установления подобных приоритетов у нас уже есть: сейчас у нас сырьевая экономика, пропаганда которой точно так же была поднята на щит гайдоро-чубайсами в 90-х – зачем нам что-то производить самим, мы всё купим за нефть. Реализовали эту идею в 2000-е, уничтожив многие отрасли, а в итоге попали в зависимость от западных импортёров, которые и были идейными вдохновителями такого реформирования экономики. А теперь они нам - нате санкции! И не продают нам то, что нужно за нефть, импорт скукожился до пределов Африки и Южной Америки, а сами высокотехнологичную продукцию уже не производим. Что же касается цифровых штучек, то руководитель ЦСР (Центра стратегических реформ) А.Кудрин ничего не сказал о том, что можно будет купить/продать, установив   широкополосный доступ в интернет и оснастив сети мобильной связью 5G, и т.п. – см. выше. Зато А.Кудрин не забыл попросить на прорыв в это «светлое будущее» всего ничего – 30% ВВП страны ежегодно в течение 6 лет. Но реализация этой заведомо ущербной стратегии - не главное. Поманить осла вкусной морковкой ещё пол дела – надо направить его туда, куда надо планировщикам ТНК, и лучшим исполнителем этого плана должен быть кто-то наш. Им и является А.Кудрин, ибо в его исполнении цифровая экономика и есть та морковка, с помощью которой якобы без особых усилий снизится геополитическая напряжённость в отношениях с Западом, если Россия присоединится к международным программам цифровизации, что только так (и не иначе!) Россия сможет выйти в лидеры мировой экономики (догонит и перегонит!).

Сегодня главным для России является не снятие санкций (вопрос закрыт и обжалованию не подлежит), а смена экономической модели развития. Менять модель надо не из расчёта на временный сбой в отношениях с Западом, а на полную замену этой модели, и начать надо с реформы всей денежно-банковской системы. Для отсталых стран, которой ныне является и Россия, все просто: либо они создадут свою кредитно-денежную систему, либо в обмен на доступ к «чужой» придётся отдать на аутсорсинг свой суверенитет, став частью политического проекта США. На фоне стоящих перед Россией задач традиционные мантры про повышение уровня открытости, создание режима инвестиционной привлекательности, и т.п., это всего лишь морковка – на вид вкусная, но не достижимая в принципе. Между снижением геополитической напряжённости путём сдачи суверенных позиций и цифровизацией в рамках гегемонии долларовой системы разница условная. Её просто не существует. Линейное восприятие экономики простительно инновационному поколению молодёжи, но никак не бывшему министру финансов. Падение стоимости энергетических и промышленных активов России на фоне цифровых нам представляют как объективные показатели. В реальности же мы сначала отказались от внутренней финансовой инфраструктуры и отдали кредитно-денежные услуги на аутсорсинг, оставив в стране расчетно-кассовое обслуживание и валютные обменники. Теперь нас неолибералы собираются лишить доступа и к этим услугам.

Есть ли выход? Есть! – строить действительно цифровую экономику. А это значит, что все без исключения расчётно-платёжные операции должны проходить не через расплодившиеся платёжные системы и банки, а выполняться централизованно через государственные приходно-расходные кассы. То есть, цифровая экономика – это экономика, в которой национализировано выполнение расчётно-платёжных операций по единому программному обеспечению для всех участников экономической деятельности, от гражданина до самых крупных корпораций и бюджета государства. И чтобы она была действительно суверенной, расчёты и по экспортно-импортным операциям с международными контрагентами должны выполняться по отечественному программному обеспечению …

 

3. Организационная структура цифровой экономики

Для того, чтобы понять, какой должна быть структура и организационные формы цифровой экономики, необходимо сначала посмотреть, как развивалось денежно-банковское обращение. Производственные системы в своём развитии прошли 3 этапа: натуральный, промышленный и научно-технический [4]. И каждому этапу соответствовала присущая только ему расчётно-платёжная система.

На первом этапе производство было основано на личном труде крестьян и ремесленников, и денежный оборот соответственно был прост и незатейлив – в качестве денег первоначально использовалось то, что было под рукой и имело некую ценность – скот, шкуры, редкие камни, ракушки, меры зерна, и т.п.. А поскольку человеческий пытливый ум не мог не попытаться найти более универсальный товар, нежели используемые при обмене натуральные продукты, то с нахождением россыпей золота и серебра, а в некоторых странах с изобретением технологии получения меди и железа из руд, происходит замена натуральных продуктов на использование металлических слитков и их дробных частей в качестве средства обращения. Так появились металлические деньги, которые были более удобны для обмена – компакты, долговечны, не меняли свои свойства со временем. Первоначально и чеканка монет носила частный характер. Старатели или рудокопы добытые слитки продавали купцу, а тот производил чеканку монет, часто расплачиваясь ими же за исходный металл. Чеканкой монет занимались также феодалы и другая знать, организуя у себя монетные дворы. Однако, не все государства располагали месторождениями золота и серебра, какой была и Древняя Русь, а поэтому появление там денег происходило при осуществлении торговых операций с теми странами, в которых они были. Источником монет также являлась дань и трофеи побеждённых стран, получаемые в результате военных действий. Но так как у всех государств монеты были разные по содержанию драгоценных металлов, то появилась потребность в обмене монет разного вида и в тех персоналиях, кто стал этим заниматься – менялах.

Ко второму этапу, производству в промышленном масштабе, стало возможным перейти после того, как произошло одно из самых важных событий в истории человечества – образовался специфический рынок для такого рода обменно-кредитных операций – банки, а ростовщик превратился в банкира, что основывалось на том, что металлические денег обладали свойством быть сберегаемыми. Сбережение, с одной стороны, позволяло изымать излишнее количество денег из оборота и тем самым сохранять уровень цен, а с другой - служило резервуаром денег для инвестиций, если возникала потребность увеличить объёмы производства. А возможность сбережения денег и выдача ссуд под проценты обеспечивала концентрацию в одних руках ещё больших сумм. С этого момента резко ускоряется развитие экономики, и в итоге появляется производство в промышленном масштабе, которое было бы невозможным без банков.

Второй этап характеризуется также не только возникновением банковского сектора, но и взятием под контроль государства эмиссии (чеканки) денег и образованием казны (казначейства). Для суверена, кем бы он не был – царём, королём или шахом, вполне реальную опасность потери власти представляло неподконтрольное ему создание денег и вакханалия хождения всяких их видов денег. Поэтому частная чеканка монет просуществовала недолго – эмиссией монопольно стала заниматься казна и в структуре государства появилось второе по значимости лицо – казначей. И в этом проявилось действие уже экономического закона - закона приоритета государственного контроля над денежным обращением. С той поры в каждом государстве появился свой монетный двор, своя казна, которая регулировала количество денег в обращении, что позволяло собирать дань и налоги не только в натуре, но и в денежной форме. В России государственная монополия на денежную эмиссию была установлена в середине XVII века [5, с.222-278]. Таким образом, именно казна становилась тем фундаментом, на котором стала строиться и укрепляться финансовая система государства. А само денежное обращение ознаменовалось не менее важным событием: появилась две системы – одна государственно-казначейского, а другая банковского денежного обращения.

Третий этап начался в середине ХХ века, когда промышленное производство в развитых странах капитализма и в СССР стало переходить к научно-техническому типу производства, а наука стала непосредственной производительной силой. Этому способствовал прежде всего государственно-казначейский денежный оборот, потому что только казначейская система могла концентрировать колоссальные денежные ресурсы для финансирования фундаментальных и прикладных исследований. Частные банки, конечно, не стояли здесь в стороне, но их интерес, с неудержимым стремлением владельцев банков к максимизации прибыли, состоял отнюдь не в том, чтобы помогать прогрессу, а в том, чтобы колоссальные денежные потоки государства также могли протекать через них. А для этого надо было подчинить себе всю систему государственного денежного оборота, чтобы центробанки стали частными или «независимыми», как в России [6]. Однако добившись своего, банковская система денежного обращения с её рыночными резкими колебаниями ставок, широким использованием вторичных денежных инструментов (деривативов), стала одним из препятствий постиндустриального развития.

Что делать в данной ситуации? Если понимать под цифровой экономикой экономику производства технических средств обработки информации и оснащение ими различных локальных платёжных систем, прогресс будет простираться не дальше границ каждой из них. И в этом как раз и находятся истоки негативных явлений и неэффективности любых частных платёжных систем. Их задачей является упрощённое получение прибыли, когда действует «первоначальная и всеобщая формула капитала, сокращённая до бессмысленного резюме … деньги, высиживающие деньги». [7, с. 431]. Это на начальном этапе своего развития банковский капитал направлялся в сторону производства – там рождалась прибыль, и они давали деньги (Д) промышленнику, которые нужны тому для осуществления производственного цикла: Д →Т→ Д + ΔД. Но если куда большие деньги можно получать лишь на проведении расчётов и кассовых операций Д →Д + ΔД, никуда не вкладывая их, то для платёжных систем и банков извлечение таким образом прибыли становится весьма привлекательным бизнесом. Например, Тинькофф Банк преобразовался полностью в онлайн-банк, у которого нет ни собственных отделений, ни банкоматов.

Но если исходить из иного понимания цифровой экономики, когда все расчётно-платёжные операции как между частными, так и юридическими лицами осуществляются исключительно государственными органами, тогда она действительно будет цифровой. К руководителям финансово-экономического блока правительства должно прийти понимание того, что торможение экономического роста происходит потому, что на определённом историческом этапе банковский оборот подчинил себе государственный. Отсюда и основная идея проекта реформирования денежно-банковской системы состоит в том, чтобы развести денежный и банковский оборот в разные стороны. Это достигается тем, что Казначейство преобразовывается в казначейско-банковскую систему, главной особенностью которой является то, что ведение расчётно-учётных операций коммерческими банками запрещается и передаётся в приходно-расходные кассы казначейства (ПРК). Это означает, что только в ПРК могут открывать расчётные (текущие счёта) не только бюджетные организации, но и все предприятия и организации вне зависимости от форм собственности и подчинённости, а физические лица - лицевой счёт. Таким образом, коммерческие банки вообще исключаются из системы расчётов – все без исключения платежи за товары и услуги, взносы, заработная плата, перечисления и переводы денежных средств идут только через ПРК казначейства через его он-лайн банкинг. Второй уровень образуют территориальные расчётно-кассовые центры казначейства (ТРКЦ), куда из каждого ПРК поступают налоговые поступления и где находятся корсчета каждого ПРК региона. И оттуда же, на счета всех бюджетных и не бюджетных организаций в ПРК поступают средства из федерального и регионального бюджетов.

На высшем уровне находится собственно сам бюджетно-казначейский банк – БКБ РФ, главный регулятор денежного обращения в стране, куда перечисляются из ТРКЦ налоги, формируется бюджет, средства которого направляются в обратном порядке адресно до всех бюджетополучателей, минуя коммерческие банки.

Схема 1. Организационная структура бюджетно-казначейского банка

Общая схема взаимных платежей и расчётов будет иметь вид:

Схема 2. Взаимосвязи ПРК, ТРКЦ и БКБ между собой

Таким образом, цифровая экономика это такая, которая имеет глобальную сетевую расчётно-платёжную систему, где каждый ПРК будет связан со всеми другими ПРК линиями электронных средств связи, а агрегированная информация от них поступает в ТРКЦ, а из ТРКЦ в БКБ, что позволит если блокировать любую незаконную транзакцию до того, как произойдёт реальное зачисление средств, полученных незаконным путём. Ведь все расчёты идут только через ПРК между всеми юридическими и физическими лицами, которые могут иметь только один единственный расчётный (лицевой) счёт.  Таким образом, ПРК становится единственно возможным операционным узлом, через который совершаются операции не только юридических, но и физических лиц, включая неработающих

граждан (дети, пенсионеры, студенты, самозанятые и т.п. лица).

Важной особенностью цифровой экономики является то, что все расчёты между юридическими лицами будут осуществляться исключительно в безналичной форме и в электронном виде. А что касается наличных, то все юрлица лишаются права их принимать и даже выдавать наличные на зарплату персоналу. Это правило касается и физических лиц -  все приобретения и оплату услуг они осуществляют с использованием пластиковых карт, на которую зачисляются зарплата и поступления денежных средств из других источников. Наличные граждане могут получить на руки только через банкоматы. И то в ограниченном размере, определяемом потребностью в приобретении продуктов на рынках и оплате услуг индивидуальных предпринимателей. Но и те, кто продаёт товар и оказывает услуги за наличный расчёт, выручку вынуждены нести в банкомат и там зачислить на свою банковскую карточку в ПРК. Только тогда на их лицевом счёте будут деньги, которые они могут потратить в магазинах, оплачивать коммунальные услуги, налоги и делать безналичным образом другие платежи. Следовательно, любой неучтённый труд будет поставлен под контроль общества.

Таким образом, весь денежный оборот страны будет полностью централизован, а наличный будет сведён к рыночно-индивидуальному.

Вопросы накопления и кредитования в цифровой экономике – прерогатива банковской системы. ПРК осуществляют исключительно расчётно-платёжные операции, поэтому не открывают депозитные счета и не выдают кредиты. Депозитно-кредитные операции выполняют банки, для чего они и существуют. Для этого банковская система должна тоже реформироваться: с их диверсификацией будет покончено, все банки специализируются по видам операций на сберегательно-депозитные, коммерческие (краткосрочное кредитование), инвестиционные, лизинговые и ипотечные (инвестиционное кредитование).  Владелец счёта в ПРК, неважно кто это - юридическое или физическое лицо, может переводить свободные денежные средства только в сберегательный банк, накапливая их там на депозите. А за кредитами, в зависимости от того, на что нужно получить кредит – пополнение оборотных средств, купить вещь, на строительство или реконструкцию, или вступить в ипотеку, ему нужно обращаться в соответствующие банки.

 Чтобы стимулировать граждан делать сбережения, используется механизм демереджа («платы за простой») [8] - если сумма остатка на счёте в ПРК не направляется на сбережение в сберегательные банки, то она в конце месяца уменьшается на заранее установленный процент. Обойти демередж, обналичивая остаток счёта через банкомат и накапливая бумажные деньги в собственном «матрацном банке» бессмысленно, поскольку за наличные нельзя будет купить любой товар стоимостью, например, свыше 10 тысяч рублей и, тем более, приобрести машину, дачу или квартиру - такие приобретения гражданин может совершать только с использованием банковских карт. И гражданин ставится перед выбором – либо он должен потратить свободные деньги до наступления контрольного срока, либо направить их на депозит, либо приобрести ценные бумаги (акции, облигации государственного займа или иные обязательства). Так будет прививаться понимание того, что его личные средства также идут на развитие экономики страны. Точно так же будут действовать механизмы сбережения и для юридических лиц. Кроме того, каждое предприятие должно иметь, как и при советской власти, спецссудный счёт в инвестиционном банке, на котором будет аккумулироваться амортизация, госбюджетные ассигнования, кредиты на строительство и реконструкцию и поступления из фондов развития и средства на выполнение предприятием социальных программ.

Но оборот денежных средств не ограничивается расчётами внутри страны – есть же ещё экспортно-импортные операции. Поэтому и здесь главную роль должно играть Казначейство – необходимо подчинить ему специализированные банки ВЭБ и ВТБ, через которые должны осуществляться все расчётно-учётные операции в международной торговле. Эти банки должны также устанавливать курсы валют на основе обеспечения паритетных и равноправных отношений в торговле между Россией и другими странами - этим будет поставлен прочный заслон экспансии зарубежных товаропроизводителей и созданы условия для импортозамещения, даже не требующие выхода из ВТО. При этом хождение и использование инвалюты в стране должно быть полностью запрещено. Ни в подразделениях Казначейства, ни в коммерческо-инвестиционных банках предприятия не могут открывать валютные счета, а следовательно, и выводить средства за рубеж, все их экспортно-импортные операции будут идти через ПРК отделений ВТБ или ВЭБ таким образом, чтобы в итоге баланс, прибыль и зарплата были номинированы в рублях. Для граждан единственная возможность купить доллары или другую валюту будет лишь при выезде за границу по турпутёвке или по служебным делам международного характера. Предъявляешь проездной документ в зоне таможенного контроля и меняешь рубли на валюту страны пребывания, а возвращаясь назад – обязан сдать остаток валюты и получить рубли.

Если денежную систему сравнить с кораблём, в котором три и даже больше рулевых рубок, в которых стоят свои капитаны, ясно, что с такой системой управления он будет болтаться по периферии финансовых морей. И как ни старайся капитан (Президент) направить его в море экономического роста, ничего не выйдет. Вот чтобы этого не происходило, управление денежным оборотом не должно разделяться между разными ведомствами. Необходимо, чтобы Казначейство с его банками подчинялось не Минфину, а напрямую Президенту страны. Тогда в общем виде схема управления денежным оборотом будет иметь вид:

Схема 3. Общая структура управления денежным обращением.

Выводы

Какие преимущества даёт цифровой экономике казначейская денежно-банковская система?

1. Передача расчётно-платёжных операций из банковской сферы в систему Казначейства позволит, во-первых, получать первичные данные по статистике в режиме он-лайн по многим параметрам без оформления какой-либо отчётности, что позволит достаточно быстро получать сводные данные по всей стране в разрезе всех отраслей производства и торговли в натуральном и стоимостном измерении. Как мы знаем, уровень инфляции определяется мониторингом цен по установленному перечню товаров, но без учёта объёмов продаж по каждому из них. А при прохождении всех расчётов через ПРК, данные по каждому товару в ассортиментном разрезе и по цене (с учётом объёмов продаж), будут суммироваться в автоматическом режиме и мы будем получать точные данные не только по инфляции, но и динамике продаж. Это позволит органам управления и бизнесу не прогнозы строить, а формировать обоснованные планы по выпуску продукции и политике цен. Во-вторых, через ПРК будет происходить фиксация всех бюджетных параметров как по налоговым поступлениям, так и по расходам. В-третьих, будет происходить фиксация денежных операций граждан как по доходам, так и по расходам, что позволит своевременно вносить коррективы в политику в области оплаты труда и социального обеспечения.

2. Инфляции будет минимальной. Почему? Всё достаточно просто – денег в такой системе будет ровно столько, сколько надо, чтобы автоматически соблюдался баланс между потреблением и накоплением, поскольку Казначейство, наделённое правом эмиссии, может как увеличивать денежную массу, если требуются дополнительные инвестиции для инновационного развития, так и стерилизовать излишние в обороте деньги.

3. Ссудный процент снизится до уровня операционных расходов. Национализация денежного обращения позволяет сбалансировать кредитно-денежное обращение - нуждающимся гражданам кредитов может быть выдано ровно на ту сумму, которые сберегли те, кто отложил спрос, а развивающиеся предприятия смогут прокредитоваться без проблем на те суммы, которые имеются на инвестиционных счетах других предприятий, и которые государство выделяет из бюджета на развитие. Отсюда ставки по депозитам и кредитованию будут устанавливаться в пределах где-то 1-2% в основном для компенсации операционных услуг, а то и вовсе иметь нулевую ставку. Таким образом, ссудный процент перестанет быть основным препятствием развития экономики и тормозом для инвестиций.

4. Значительно облегчится сбор налогов. Такие явления как укрывательство от налогообложения, применение серых схем увода от налогов и проблема собираемости налогом станут технически невозможными, поскольку все расчётно-платёжные операции будут централизованы в ПРК. А если повысится собираемость налогов, то появится и возможность облегчения налогового бремени для бизнеса.

5. Предлагаемая система расчётов положит конец коррупции как явлению. Смогли ли бы экс-губернатор Сахалина А.Хорошавин получить в виде взяток 1 млрд рублей наличными или украсть $120 млн и 2 млн евро полковник Д.Захарченко? Нет. Во-первых, все если поступления идут на карточку, а получение наличный ограничено лимитом суммы покупок на рынке, то технически невозможно получать и давать взятки наличными, а тем более, валютой; во-вторых, нельзя дать взятку и путём перечисления с карточки физического лица и, тем более, сделать откат за выгодный заказ без указания обоснования – такие перечисления будут сразу пресекаться; и в–третьих, если все платежи становятся абсолютно прозрачными, то любые сомнительные или подозрительные перечисления будут сразу блокироваться для проверки компетентными органами. Не сможет дать откат или взятку даже предприниматель, потому что с его расчётного счёта в ПРК он может перечислять заработную плату только своим работникам. Не будет и «чёрного нала» или зарплат в «конвертах», т.к. неоткуда бизнесмену взять наличные для этого, также кроме как из собственной зарплаты.

5. Резко снизится уровень экономических преступлений. Не будет "легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путём", поскольку теневой оборот просто исчезнет, т.к. все деньги без исключения проходят только через ПРК, то есть с подтверждением, что это зарплата или иные законные поступления, а воровство и грабежи с разбойными нападениями полностью потеряют смысл. Исчезнут проституция и наркомания как явление, т.к. станет невозможна оплата сексуслуг и приобретение наркотиков по безналу, а за наличные, без их легализации, будет лишено всякого смысла. А не будут продавать наркотики, не станет и наркоманов. А секс-услуги вряд ли будут легализованы как индивидуальная трудовая деятельность в России.

6. Цифровая экономика может стать мощным драйвером создания постиндустриального общества, т.к. исчезнет торможение экономики коррупцией, высокими процентными ставками и дефицитом инвестиций. И наоборот, предпринимателям будут предоставлены широкие возможности для развития производства и наиболее прибыльного приложения капитала.

7. Валютные спекуляции станут невозможными в принципе, то есть стремительная девальвация рубля, которая произошла в конце 2014 года, никогда не повторится. Почему так не будет – а просто потому, что не будет хождения валюты в стране, её обмена, да и сам курс будет устанавливаться не на бирже, которой тоже не будет, а при осуществлении конкретных торговых операций, не централизовано, а дискретно.

Таким образом, если идти по пути преобразования Казначейства в банковскую систему, в которой будут централизованно выполняться все расчётно-платёжные операции на безналичной основе для предприятий и граждан, а банки специализированы по видам выполняемых операций, мы безусловно построим цифровую экономику …

Список использованной литературы:

1.Путин включил цифровую экономику в список главных направлений стратегического развития РФ. http://tass.ru/ekonomika/4425591;

2. Катасонов В.Ю. Россию душит сетевой вампир. Иностранный капитал захватил нашу торговлю. https://svpressa.ru/economy/article/176411/;

3. Крутаков Л. Мировой порядок 4.0 в опасности. Санкции и отмена "бигдатого будущего".

     https://www.nalin.ru/mirovoj-poryadok-4-0-v-opasnosti-sankcii-i-otmena-bigdatogo-budushhego-5845;

4. Скобликов Е.А. Вопросы методологии проектирования структур производственных объединений. А/р на соискание уч. ст. к.э.н. М., МИУ им. С.Орджоникидзе, 1978 г.;

5. Кунгуров А. Киевской Руси не было или что скрывают историки. М.: Эксмо. 2010 г.;

6. Стариков Н.В. Кризис: Как это делается. Из-во Питер; С-Петербург, 2009г.;

7. Маркс К., Капитал, 3-ий том, (http://talks.net.ru/books/kapital/tom3/kapital3-24);

8. Сильвио Гезелль. Естественный экономический порядок.  http://knigosite.ru/library/read/5485.

Раздел: 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика