Законы денежного обращения. Закон применимости денег

Статья посвящена обоснованию действия одного из законов денежного обращения - закона применимости, как исторически возникшего и продолжающего своё действие во времени. Согласно этого закона шла смена материального носителя денег от ракушек до электронных. Раскрытие действия закона применимости позволяет установить, что золото утратило роль абсолютных денег, в каком случае оно и другие деньги становятся товаром, и ответить на вопросы допустимости мультивалютного обращения и какой должен быть порядок обмена валют. В статье показано, к каким негативным последствиям ведёт нарушение данного закона обращения.

Доступ к статье будет открыт данном сайте полностью публикации в одном из журналов по которому определяется индекс РИНЦ, поскольку сСтатья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ. Грант № 16-06-00128 А.

Коротко её содержание.

Денежное обращение, как известно, является связующим звеном между производством, распределением, обменом и потреблением. Деньги, являясь средством обращения, исчезают всякий раз из оборота, переходя из рук в руки, чтобы вновь принять участие в другом обороте. И если это звено слабое, то процесс нарушается и наблюдается либо недостаток денег, либо они скапливаются в самых разных резервах и «подушках безопасности», а в итоге чего нарушается бесперебойное функционирование всей цепочки и результат всегда один – снижение темпов роста производства и одна из главных причин кризисных явлений в экономике. Естественно, тут возникает вопрос – это происходит по воле отдельных лиц и властных структур, или по объективным законам? Ответ на этот вопрос дают наши ведущие экономисты и политики. Так, чёткая и обоснованная критика Ю.Болдырева касается решений и действий законодательных, представительных и контрольных органов власти, М.Делягин критикует плавную девальвацию рубля БР в начале 2014 года и либеральных фундаменталистов, принципиально третирующих «финансовое смягчение» в стране, Ершов М. обращает внимание на то, что «важно обеспечить приоритетную роль внутренних источников монетизации», а С.Глазьев и В.Жуковский идут дальше, уже детально анализируя действия денежных властей накануне резкого поворота в декабре 2014 года. Таким образом, имеет место критика субъектов денежного регулирования. Однако, надо признать, что эта критика не опирается на действие объективных экономических законов и потому, в свою очередь, отражает скорее субъективную позицию её авторов.

...

С возвратом России на капиталистический путь развития в экономический науке произошла практически такая же резкая смена её основных положений и, что характерно, без особых и, тем более, ожесточённых споров. И что, уровень знаний по экономике, например, наших будущих дипломатов, стал выше, если студентам, обучающимся в МГИМО, в числе законов экономики преподносят только вот такие: закон непредвиденных последствий (?), закон Оукена, закон Сэя, закон убывающей предельной производительности. Ничем не лучше учебное пособие МГУ, в котором извращение экономической теории отдаёт явно проплаченной апологетикой: «В развивающихся странах, а также в странах с переходной экономикой часто просматривается следующая закономерность: чем больше независимость (как формальная, так и неформальная) Центрального Банка, тем ниже темпы инфляции и дефицит бюджета»; «В то же время злоупотребление антидемпинговым законодательством может увеличить цену импорта и ограничить конкуренцию на внутреннем рынке, что послужит импульсом для общего повышения уровня цен за счет потребителей». А в реалиях борьба «независимого» Банка России с инфляцией обернулась её трёхкратным ростом, вступление в ВТО с его антидемпинговыми требованиями привело к ослаблению и даже уничтожению целых отраслей промышленного производства с соответствующим падением ВВП. При этом, удивительно дело, совершенно верно отмечая, что «законы могут быть познаны экономической наукой, но они не могут быть созданы ею», авторы, не скрывающие своего негативного отношения к советскому периоду жизни страны, почти дословно повторяют сталинское определение места экономических законов: «Люди могут открыть эти законы, познать их, … но они не могут … создавать новые законы науки». Тем не менее, как видно из этого небольшого экскурса, можно не напрягаться в познании экономических законов, а просто списать их у западных кураторов. Другая сторона отношения к познанию экономических законов состоит в том, что критика не оказывает никакого влияния на денежную политику власть имущих. Если бы критика начиналась с формулирования закона или механизма его действия и далее шло соотнесение с действиями власти, а далее уже предлагался свой вариант решения проблем, то от такой, логично и строго выстроенной критики и предложений будет уже невозможно отмахнуться.

....

Как формировалась денежно-банковская система с момента появления денег, описано достаточно подробно ещё Адамом Смитом: с развитием разделения труда у людей появилась потребность иметь такие предметы, которые бы никто не отказывался брать в обмен на продукты своего промысла. Это и были первые деньги: скот, соль, и т.д.. Были ли они удобны в качестве всеобщего эквивалента для обмена разных товаров и предметов? Не очень, поэтому поиски всеобщего эквивалента для обмена не прекращались в родовом обществе и стали куда более интенсивными с его разложением и образованием первых государств. А когда стала доступной технология получения металлов - меди, серебра и золота, то оказалось, что это именно те материалы, которые лучше всего подходят на роль денег - они компактны, долговечны и их удобно делить на части. Ещё более удобными для обращения оказались бумажные деньги, которые в итоге вытеснили металлические из обихода. Как отметил К.Маркс, «Они вырастают непосредственно из металлического обращения». А с появлением электроники и интернета всё большее применение получают электронные деньги - верно и тут замечание К.Маркса: «Функциональное бытие денег поглощает, так сказать, их материальное бытие». И ныне предпринимаются попытки введения в коммерческий оборот биткоина и других видов криптовалюты, существующих в виртуальном пространстве интернета. Нетрудно предположить, что государство недолго будет терпеть самодеятельность продвинутых программистов и возьмёт эмитирование криптовалют под свой контроль. Поэтому ответ на поставленный выше вопрос – а последовательная смена форм и материала денег была ли объективным процессом, может быть только один - «да»! Отсюда мы можем сформулировать и первый закон денежного обращения: всеобщую применимость в качестве денег могут получить лишь те предметы, в которых воплощается наибольшее удобство для обращения - служить мерой стоимости и средством платежа, сохраняя при этом свою стоимость во времени: в средние века это было медь, серебро и золото, затем бумажные деньги, а ныне всё большее значение приобретают электронные деньги.

Процесс появления и замены одних видов денег на другие происходит согласно этого закона, а не произвольным образом, что очень хорошо иллюстрирует история происхождения первых бумажных денег. ... А какие виды денег сейчас применяются? Это бумажные деньги и электронные. Соответствовал ли порядок смены форм денег закону применимости? Да. Хотя золото на момент массового перехода к бумажным деньгам и продолжало быть надёжным мерилом стоимости товаров, его монетная форма стала тормозом расширения ведения торговых и финансовых операций точно так же как железные цяни в Китае из-за того, для совершения крупных сделок требовалось перемещение больших по весу золотых монет. И именно массовый переход от золотых к бумажным деньгам позволил осуществить первую промышленную революцию, сняв количественные ограничения денежного оборота в сфере кредита. А с появлением и развитием электроники изначально востребованные качества материального носителя денег (делимость, сохранность и т.п.), ранее находившие адекватное воплощения в свойствах золота и серебра, а затем бумажных денег, обретают ещё лучшее воплощение в электронных носителях. Электроника позволяет выражать какие угодно по величине денежные суммы на чрезвычайно малом физически носителе, перемещать их виртуально практически мгновенно, хранить сколь угодно долгое время без каких-либо значительных издержек, и т.п. И это полностью соответствует закону применимости, поэтому удельный вес электронных денег в обороте растёт настолько быстрыми темпами, что уже раздаются тревожные голоса, дескать это приведёт к построению электронного концлагеря. Но тем, кто одержим этим страхом, неплохо бы вспомнить, что похожие опасения были и в отношении бумажных денег, правда в том аспекте, что настоящие деньги это золото, а бумажные это изобретение дьявола.

Трактовка действия закона применимости не исчерпывается обоснованием порядка смены форм денег. Закон позволяет правильно ответить на ряд других вопросов. Так, понимание сути первого закона достаточно для опровержения известного утверждения К.Маркса, что золото в качестве всеобщего эквивалента приобретает особую потребительную стоимость - становиться деньгами: "Золото и серебро по природе своей не деньги, но деньги по своей природе — золото и серебро". ....

Куда более интереснее вопрос – а бумажные деньги – товар? Да, товар. И деньги. ....

Является грубым нарушением закона применимости не только установление общего обменного курса валют для всех видов сделок, но и в результате игрищ на бирже, где действуют спекулянты. Как можно управлять и планировать экономические отношения, если курсы валют не то что ежедневно, а ежесекундно буквально заходятся в пляске Святого Вита без всякой связи с ППС? Но ещё хуже, что «неопределённость, непредсказуемость создаёт депрессивное воздействие на развитие экономики». ... Как отмечает С.Глазьев, ежеквартальный объём сделок на ММВБ в 2015 году превышал 400 трлн рублей! Что позволило спекулянтам «намыть» и вывести из страны около 50 млрд долларов.

....

Закон применимости требует также вообще полного исключения хождения в стране иностранной валюты - нельзя предприятиям и фирмам иметь валютные счета, выплачивать зарплату и дивиденды в валюте, допускать возможность гражданам иметь вклады в валюте, и т.д. ....

Закон применимости требует исключить хождение не только иностранной валюты в стране, но и всех других видов денег, какими бы мотивами авторы идей мультивалютного денежного обращения не руководствовались. ... Отсюда вытекает принцип: одна страна – одна денежная единица и железный занавес перед любой иностранной валютой, чтобы она не могла использоваться в обороте внутри страны. И это совершенно не влечёт за собой ограничений выезда за границу – после прохождения таможенного контроля гражданин, выезжающий на отдых или по делам за границу меняет рубли на доллары или другую валюту, а по возвращению сдаёт остаток неизрасходованной валюты и получает рубли.

....

Если закон применимости так легко обходится, то может он выдуман автором? Нет, не выдуман и для подтверждения этого достаточно сослаться на известное изречение Сталина: «В отличие от законов естествознания, … в экономической области открытие и применение нового закона, задевающего интересы отживающих сил общества, встречают сильнейшее сопротивление со стороны этих сил». Сталин, конечно, в качестве «отживающих сил общества» имел в виду класс капиталистов, а ныне в России он правящий. Но ведёт себя как отживающий, стараясь урвать самый жирный кусок от общественного пирога. Вот поэтому, если задеты интересы правящего класса, то его денежные власти, даже отлично зная, а часто интуитивно понимая, что действовать-то надо как велит закон, причём закон не писанный, а объективный, тем не менее, будут принимать решения, хотя и юридически значимые, но нарушающие экономический закон, потому что свой-то кошелёк ближе к телу. Но есть и более точный инструмент для проверки объективности закона применимости – попытаться отрицать его действие. Например, доказать, что можно в любой момент возвращаться к использованию золота в качестве денег, и поэтому применимость не проявляет здесь себя как закон. Собственно, таким доказательством мог бы послужить и тренд, который проявляет себя наращиванием золотого запаса в Китае, России, Индии и других странах. Но какое же это доказательство, если все эти приобретения делаются под страхом краха доллара как мировой валюты, который подогревается тем же фининтерном? Если эти страны вынужденно тратят колоссальные – можно смеяться! – денежные ресурсы в тех же долларах, обескровливают бюджет … Но наилучшим доказательством того, что такой закон есть, является то, что критика и предложения С.Глазьева, основанные на законе применимости, никто не опроверг. Поэтому остаётся надеяться, что научное экономическое сообщество возьмёт на вооружение и этот закон денежного обращения. Вот тогда как критика действий денежных властей, так и предложения получат своё фундаментальное обоснование.

 

 

Раздел: 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика