ТРИ ЗАКОНА ОБРАЩЕНИЯ ДЕНЕГ

Преодолеть кризисные явления в экономике невозможно, не зная законы экономики и как они действуют. Целью настоящей работы является анализ и показ в действии трёх законов денежного обращения: применимости, контроля над обращением и монетизации, как исторически возникших и продолжающих своё действие во времени. В основе обоснования законов обращения лежат исторический и абстрактно-логический методы с проверкой их действия практикой на основе системного подхода. Это позволило раскрыть и объяснить многообразие изменений и трансформации обращения денег. Если строго следовать законам обращения, то это и будет обоснованием введения валютного регулирования, отказа от образования резервных и прочих фондов, перехода к государственно-казначейской банковской системе и проведение специализации частных банков на выполнении отдельных банковских операций - депозита, кредитования коммерческого и гражданского оборота, инвестирования в долгосрочные проекты, ипотеку и лизинг. Получены значимые с точки зрения теории результаты: обоснование двух новых законов денежного обращения и уточнение механизма действия и применения на практике закона количества денег в обращении, что позволит создать необходимый научный задел для выполнения в дальнейшем теоретических и практических работ по данному направлению экономики. Сделан вывод о том, что несоблюдение законов денежного обращения ведёт к кризисам и потрясениям, а следование им позволяет вести эффективную денежно-кредитную политику и выстроить совершенно иную архитектуру денежно-банковской системы, в основе которой лежит централизация ведения всех учётно-расчётных операций исключительно в системе Казначейства и специализация частных банков по банковскими функциями сбережения и кредитования.

Доступ к статье будет открыт полностью на данном сайте после публикации в одном из журналов, по которому определяется индекс РИНЦ, поскольку статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ. Грант № 16-06-00128 А.

Коротко её содержание.

Если задаться целью препарировать любое явление, то есть попытаться понять, каков его внутренний механизм, то мы всегда обнаружим те или иные закономерности, которым оно подчиняется. Такими же являются и законы экономики, они действуют точно так же, как и в природе - независимо от сознания и воли людей. И объективность их проверяется аналогичным образом - если им следовать, даже не зная об их существовании, то будем иметь прогресс в развитии, а если нет – торможение и всякие кризисные явления. В настоящее время денежная политика властей подвергается резкой критике со стороны ведущих представителей экономической науки и национально-ориентированных политиков. А власть никак не реагирует … Почему? Вовсе не потому, что предлагаются плохие и невыполнимые решения. Нет, не хватает главного – их обоснования. ... В разные времена и в разных странах таким общим инструментом обмена были скот, соль, раковины особого вида, сушёная треска, табак, зерно, шкуры или выделанная кожа, и т.д.. Были ли они удобны в качестве всеобщего эквивалента для обмена разных товаров и предметов? Не очень, поэтому поиски всеобщего эквивалента для обмена не прекращались в родовом обществе и стали куда более интенсивными с его разложением и образованием первых государств. И когда стала доступной технология получения металлов - меди, серебра и золота, то оказалось, что это именно те материалы, которые лучше всего подходят на роль денег - они компактны, долговечны и их можно делить на части без убытка. Ещё более удобными для обращения оказались бумажные деньги, которые в итоге вытеснили металлические из обихода. «Они вырастают непосредственно из металлического обращения» [4]. А с появлением электроники и интернета всё большее применение получают электронные деньги, поскольку, как верно заметил К.Маркс, «Функциональное бытие денег поглощает, так сказать, их материальное бытие» [5]. И ныне предпринимаются попытки введения в оборот биткоинов и других видов криптовалюты, существующих в виртуальном пространстве интернета. Отсюда вытекает первая закономерность: всеобщую применимость в качестве денег могут получить лишь те предметы, в которых воплощается наибольшее удобство для обращения - служить средством платежа и сохранять свою стоимость во времени: в средние века это было медь, серебро и золото, затем бумажные деньги, а ныне всё большее значение приобретают электронные деньги.

....

Перейдём ко второму закону. В процессе отхода от использования в качестве денег предметов – ракушек, зерна, скота и т.д., к использованию металлов, и от металлических монет к бумажным деньгам начинает проявлять себя и становиться ведущей ещё одна закономерность – установление контроля государства над денежным обращением. Графства, княжества, царства, султанаты и прочие государственные образования с появлением металлических денег начали жёстко пресекать выпуск денег частными лицами, взяв под государственный контроль чеканку монет. С той поры при каждом дворе появился свой монетный двор, своя казна, которая регулировала количество денег в обращении, что позволяло собирать дань и налоги не только в натуре, но и в денежной форме. В России государственная монополия на денежную эмиссию была установлена в середине XVII века [9, 10]. Таким образом, именно казна становилась тем фундаментом, на котором покоилась финансовая система государства. Отсюда вторая закономерность: денежное обращение изначально требует государственного, а именно - казначейского регулирования.

....

Как мы видим, с самого начала разделения денежного оборота на государственный и частный между ними то угасает, то усиливается борьба за монопольное положение. Однако это происходит не только потому, что имеют место «противоположные тенденции угасания конкуренции и обострения конкурентной борьбы», как считают некоторые исследователи [11], а главным образом потому, что так проявляется действие второго закона.  В настоящее время банковская система, добившись доминирующего положения в регулировании денежного обращения, превратилась в главную причину кризисов, сотрясая экономику резкими колебаниями ставок, курсов валют, надуванием финансовых пузырей, использованием вторичных денежных инструментов и прочих якобы рыночных инструментов. Но что предлагается для ограничения монополизма банковского сектора? Дж. М. Кейнс предложил использовать механизм государственного регулирования экономики путём увеличения денежной массы и снижения ставок процента для стимуляции инвестиционной деятельности [12]. Однако, как показывает практика, кейнсианская денежная политика лишь сглаживает, но не устраняет причины кризисных явлений, что особенно ярко проявилось в том, насколько слаженно финансовые спекулянты могут регулировать рынок, например, нефти, то задирая её цену до небес, то опуская вниз ниже себестоимости. Поэтому сейчас настало время незамедлительно принять меры по восстановлению главенства государственно-казначейского регулирования денежного обращения [13]. Это достигается тем, что Казначейство преобразовывается в казначейско-банковскую систему, главной особенностью которой является то, что ведение всех расчётно-учётных операций юридических и физических лиц осуществляется исключительно через приходно-расходные кассы казначейства (ПРК). Это позволит полностью централизовать весь денежный оборот страны. А банкам придётся выполнять свои исконные операции, соответствующие их природе - депозитно-кредитные. Учитывая то обстоятельство, что ныне все банки универсальны, целесообразно и банковскую систему тоже реформировать, специализировав их по видам операций на сберегательно-депозитные, коммерческие, инвестиционные, лизинговые и ипотечные.  Таким образом, с одной стороны образуется глобальная расчётная система, находящаяся под полным контролем государства, а с другой – частная банковская система, основной задачей которой будет монетизация хозяйствующих субъектов.   

....

... какое количество денег вообще должно быть в государстве, чтобы их обращение было бесперебойным? Задавшись этим вопросом, Адам Смит дал такой ответ: «количество денег, какое может быть ежегодно в употреблении в какой-либо стране, должно определяться стоимостью потребительных благ, обращающихся в ней в течение года» [3]. Ну а К.Маркс сформулировал это наблюдение более определённо: «количество средств обращения определяется суммой цен обращающихся товаров и средней скоростью обращения денег» [14], что ныне представлено как спорное уравнение И.Фишера [15]. Но дело и не в скорости и не в уровне цен, а в том, что количество денег в обращении должно обеспечивать реализацию (продажи) всех произведённых товаров. Это третий закон денежного обращения, или закон монетизации экономики.

....

Все три закона денежного обращения действуют всегда в комплексе и взаимосвязано. А кроме них есть ещё частные законы (закономерности), например, образования вторичных денежных инструментов, законы финансовых пирамид, и другие. При этом надо всегда принимать в расчёт, что вся совокупность основных и частных законов денежного обращения, в свою очередь, является производной от более общего закона – закона соответствия, всеобщего закона природы и общества. Знание действия этого закона позволяет получить ответ на вопрос – почему происходят нарушения других законов, в том числе и законов денежного обращения? А потому, что интересы правящей элиты часто не соответствует им и потому она идёт на их грубое нарушение, как это сделало руководство ЦБ, введя плавающий курс рубля и повысив ключевую ставку. Но подробно об этом в следующей статье …

Литература:

  1. Едронова В.Н. Овчаров А.О. Специфика научных исследований в экономике//Экономический анализ: теория и практика. 2013, №4.
  2. Коломиец А. Г. Финансовые реформы русских царей. 2-е изд., дополненное. М.: Вопросы экономики. 2012.
  3. Смит Адам. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Эксмо. 2007.
  4. Маркс К. Капитал, т.1. М.: Политиздат. 1953, с.133.
  5. Маркс К. Капитал, т.1. М.: Политиздат. 1953, с.136.
  6. Кризис. Падение на фондовых рынках – не конец света//Национальный банковский журнал. 2016, №2, с.62.
  7. Гэлбрейт Дж.К. Третий кризис в экономической науке//Мир перемен. 2013, №1, с.28
  8. Слово эксперту//Национальный банковский журнал. 2016. №2, с.11.
  9. Кунгуров А. Киевской Руси не было или что скрывают историки. М.: Эксмо. 2010, с.222-278.
  10.  Муравьева Л.А. Российское денежное обращение в середине XVII века // Дайджест-Финансы. 2008, №1, с.66-74.
  11.  Альпидовская М.Л., Кладова А.А. Тенденции эволюции конкуренции в банковском секторе России с позиций современной политической экономии // Вопросы политической экономии. 2015, №4, с. 65.
  12. Кейнс Джон М. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Эксмо. 2007 г.
  13. Скобликов Е.А. Что даёт преобразование казначейства в банковскую структуру? // Модели, системы, сети в экономике, технике, природе и обществе. 2015, №2, с. 68-78.
  14. Маркс К. Капитал, т.1. М.: Политиздат. 1953, с.129.
  15.  Фишер Ирвинг. Покупательная сила денег». М.: Дело. 2001.
  16. Стейнбек Джон. Гроздья гнева. М.: Эксмо. 2007.
  17.  Маркс К. Капитал, т.3. М.: Политиздат. 1954, с. 405.
  18.   С.С. и др. Государственный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд (ГВИКФ): восстановление монетизации и инвестиционная подкачка развития экономики России. Монография.   3-е изд. испр. и доп. М.: Наука и политика, 2016. с.24.
  19.   С.С. и др. Пакет законодательной инициативы для реализации в процедурах принятия финансового механизма Государственный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд Российской Федерации (ГВИКФ). Изд. 2. М.: Наука и политика, 2014.  с.27.
  20. Стариков Н.В. Национализация рубля – путь к свободе России. СПб.: Питер, 2011. с.29
  21.  Кризис. Проклятие лишних денег. // Национальный банковский журнал. 2016. №2, с.53.
  22.  От первого лица. Национальный банковский журнал. 2016, №2, с.19.
Раздел: 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика